fMRI, мозг

predatorymind


Хищники и жертвы среди нас.

Хищники и жертвы среди нас. Психология психопатов и других представителей тёмной триады.


[sticky post]Психология зла: тесты, книги, видеоролики.
fMRI, мозг
predatorymind
Дорогие друзья, мои постоянные читатели! Пожалуйста, не сочтите за рекламу... Просто хотел пригласить тех из вас, кто зарегистрирован в социальной сети «В Контакте», в сообщество Тёмная Триада: Психология Зла http://vk.com/club42686615, посвящённое теме моего блога. Из того, чего нет в настоящем блоге, помимо психологических тестов и полных текстов моих книг (которые вы также можете найти на моём сайте freak .sytes. net), там вы также можете посмотреть психологические видеоролики по более широкому кругу вопросов, близких к поднимаемым в настоящем журнале. Если найдёте там что-то интересное для себя – пожалуйста, делитесь с друзьями и делайте репосты. Спасибо. Искренне ваш, автор.

Люди, не способные любить
fMRI, мозг
predatorymind
DOWNSTRIAL
Сложно найти человека, который не хотел бы быть любимым. Однако далеко не каждому удаётся сформировать отношения, в которых присутствует взаимность. Конечно, причины этого обычно слишком сильно зависят от индивидуальности партнёров, чтобы их можно было проанализировать в общем виде. Тем не менее, существуют важные частные случаи, когда неблагоприятный исход отношений можно с уверенностью предсказать, основываясь на чертах личности одного из участников. Важный вариант такой ситуации будет проанализирован в настоящей статье. Дополнительная актуальность рассматриваемого в данной работе случая связана с тем вредом, который наносят люди, о которых пойдёт речь, тем, кто имел неосторожность связать с ними свою жизнь. Ведь их отношения с партнёрами нередко развиваются по схеме хищник – жертва и носят в значительной степени паразитический характер. Ситуация может также усугубляться тем, что пострадавшие, вложив весьма ощутимые для них материальные и душевные ресурсы в совершенно бесперспективные и даже разрушительные отношения, продолжают наивно надеяться на взаимность. Однако такие ожидания совершенно беспочвенны и потому вредны, поскольку люди, о которых здесь пойдёт речь, в силу специфического устройства своей личности в принципе не способны на подлинные чувства.
Социальные хищники, обсуждаемые в настоящей работе – в первую очередь представители так называемой тёмной триады социально деструктивных аномалий личности (см. http://psychopaths.ru), а также все, кто по тем или иным причинам использует тактики из их арсенала. Положение усугубляется характерным для них сильным обаянием, под действием которого их (потенциальные) жертвы тянутся к ним, словно мотыльки на огонь.
Прежде чем перейти к объяснению того, почему эти люди не способны полноценно любить, важно определиться со смыслом самого термина. Уже древние греки осознавали важность видения множества граней этого чувства, различая такие понятия, как эрос (чувственная любовь), филия (дружба, дружелюбие) и агапэ (милосердная, преданная любовь). На рубеже новой эры Овидий писал о том, как важно правильно выбрать объект обожания. О том, какая важная и болезненная для многих тема была им затронута, вероятно, свидетельствует тот факт, что после публикации его «Науки любви» он был отправлен в ссылку большим ревнителем морали Октавианом Августом. Впрочем, о блудодеяниях дочери и внучки последнего (Юлии Старшей и Юлии Младшей, соответственно) в Риме ходили легенды, а сам он говорил: «Лучше бы я никогда не женился, или умер бы бездетным!» (Светоний, Жизнь 12 Цезарей, Божественный Август, 65). Кроме того, вскоре после «Ars amatoria» Овидий издал «Remedia amoris» («Лекарство от любви»).
В наше время развитие экспериментальных методов сделало возможным разработку опросников, имеющих достаточную валидность (т.е., попросту говоря, измеряющих то, что предназначены измерять) и надёжность (проявляющуюся в воспроизводимости результатов и повторном тестировании и т.д.). Тем самым их значение выходит за рамки развлечения для читательниц женских журналов. В качестве примеров можно привести классические шкалы романтической любви и симпатии Зика Рубина http://psychopaths.ru/zickrubin.pdf , а также шкалу страстной любви, разработанную Элейн Хэтфилд и Сьюзен Шпрехер http://psychopaths.ru/passionate.pdf . Если же говорить о теоретических построениях, стоит особо отметить трёхкомпонентную теорию Роберта Стернберга (см. http://psychopaths.ru/sternberg.pdf ), которая будет использована в дальнейшем изложении. В соответствии с ней, полноценная любовь представляет собой гармоничное сочетание страсти, душевной близости и обязательств перед партнёром.
Рассмотрим вкратце в этом контексте представителей тёмной триады (ПТТ) – психопатов, «нарциссов» (люди с патологическим нарциссизмом/ нарциссическим расстройством личности) и макиавеллистов.
Несомненно, психопаты могут испытывать сильную страсть. И они настроены весьма решительно добиваться желаемого, даже ценой значительных жертв. Хотя речь при этом идёт, разумеется, не об уступках, а о принесении других людей и их интересов на алтарь собственных похотей и прихотей. Причём такое поведение характерно не только для мужчин – психопатов, но и для представительниц прекрасного пола с данной аномалией личности.
В этом отношении показательна история Дайан Даунс, одной из самых колоритных фигур за всю  историю американского уголовного правосудия. Среди множества мужчин, бывших в её жизни, ей особенно приглянулся сослуживец по имени Роберт Никербокер. И не беда, что у него была любимая жена. Дайан Даунс настолько прозрачно намекала на своё стремление физически устранить соперницу, что Роберт был этим сильно обеспокоен. Даже когда они оказались в разных штатах, Дайан присылала письма и звонила ему каждый день, настаивая, чтобы он оставил жену и стал жить с ней. Тогда Роберт попытался прекратить с ней контакты, мотивируя это тем, что он не хочет выступать в роли папочки для троих детей Дайан (на тот момент она уже была в разводе). Таким образом, на пути воссоединения Даунс с её любовником, как ей представлялось, стояли... её собственные дети. Что ж, она знала, как решить эту проблему. Однажды ночью в безлюдной местности, в собственном автомобиле Дайан Даунс расстреляла своих спящих детей...
Быть может, данный чудовищный поступок был следствием «временного помешательства»?  Безусловно, она была импульсивна по натуре. Однако в те же минуты, чтобы разыграть, как якобы на них напал «незнакомец с взъерошенными волосами», она ранила себя из того же оружия. Проявив при этом достаточно самоконтроля, чтобы выстрелить себе в руку, а не в голову, скажем.
Но самым впечатляющим в этой истории, пожалуй, было следующее. По свидетельствам очевидцев, раненая Даунс на машине с расстрелянными детьми подъезжала к больнице со скоростью примерно 5-7 миль (около 10 километров) в час. Несомненно, это делалось специально, для того, чтобы дети, если они были ещё живы, успели истечь кровью и умереть, не получив своевременную квалифицированную медицинскую помощь (в итоге одна девочка умерла, а двое других детей остались инвалидами на всю жизнь).
Многие были шокированы тем, несколько сильной должна была быть у Дайан Даунс страсть к мужчине, чтобы совершить такое. Ведь даже если её собственные дети не представляли для неё практически никакой ценности, она могла бы подумать о возможной уголовной ответственности! Кроме того, Дайан удавалось быть убедительной в демонстрации своих чувств. Это показывает, например, следующий диалог, имевший место на заседании суда (цитаты, относящиеся к делу Д. Даунс, приводятся согласно книге Энн Рул «Малые жертвы»):
- Вы воспринимаете это так, что она была безумно в Вас влюблена?
- Да, сэр.
- И она признавалась Вам в любви по двадцать раз на дню?
- Да, сэр.
Но тогда стоит задаться вопросом: а в состоянии ли вообще любить в высоком человеческом смысле женщина, у которой не дрогнула рука расстрелять собственных детей? Кстати, после этой ужасающей расправы, уже находясь под следствием, она специально снова забеременела, очевидно, надеясь таким образом разжалобить суд присяжных!
               Конечно, в качестве комментария к приведённому здесь примеру кто-то может сказать, что Дайан Даунс была из ряда вон выходящим случаем, особо безжалостным монстром. Тем более, психиатры диагностировали у неё антисоциальное, нарциссическое и истероидное расстройства личности. В действительности же, хотя чудовищные поступки типа совершённого Дайан Даунс представляют собой единичные случаи, аномалии личности, делающие возможными их совершение, встречаются нередко даже среди женщин. Примеры подобных персонажей мы можем встретить в произведениях известных писателей. Такова была, скажем, Кэти Эймс, героиня романа Стейнбека (см. статью «Адская женщина к востоку от рая» http://psychopaths.ru/adskaya.html ). Уходя от мужа (который, как выясняется в романе, даже не был биологическим отцом её детей), в ответ на его вопрос: «А как же дети?» она предлагает ему бросить их в колодец.
               Поэтому, чтобы хотя бы частично развеять стереотипы о психопатах и прочих деструктивных личностях как «мужиках с топорами», автор выбрал главной героиней своей серии «Красавица Леночка», рассказывающей о том, каковы они в жизни, очаровательную девушку. Хотя сама «Леночка» является фиктивным персонажем, её история написана на основе фактического материала, полученного в результате изучения реальных субъектов, а потому достоверно передаёт черты личности, манеры поведения и т.д. подобных типов. Тем, кто не знаком с её внутренним миром, она представляется очень приятной в общении, подобно тому, как в своё время умел расположить к себе «обычный американский парень» Тед Банди.
Таким образом, в то время как люди, подобные Т. Банди или Д. Даунс, совершают свои единичные ужасающие преступления и садятся в тюрьму, многие тысячи «леночек», формально не совершая уголовно наказуемых деяний, остаются на свободе, постепенно калеча жизни тех, кому «повезло» из встретить. Кроме того, несмотря на многочисленность людей такого плана в целом, каждого (или каждую) из них можно в известном смысле назвать яркой личностью: избегая рутины, которой во многом заполнена жизнь «нормального», среднестатистического человека, они менее предсказуемы и более изобретательны в решении своих эгоцентрических задач за счёт других.
Помимо индивидуальных вариаций, наблюдаются также различия между типами, составляющими тёмную триаду. Например, нарциссы обычно не столь бессердечны, как психопаты. Однако стоит им «положить глаз» на кого-то, как у них запускается характерный для динамики этой аномалии личности  механизм обесценивания. Нарцисс принимается искать в партнёре всяческие недостатки, а, как говорится, кто ищет, тот всегда найдёт. Для более же расчётливого макиавеллиста любое сильное влечение представляет собой неадаптивное поведение, т.к. оно делает человека уязвимым.
Кроме того, имеют место важные половые различия. Если для мужчин – представителей тёмной триады на первый план по большей части выступает сексуальная «охота», то для женщин – паразитический образ жизни.
В то время как представители различных подтипов тёмной триады могут существенно разниться в склонности к проявлениям страсти, у них у всех сложно с обязательствами. Психопаты слишком импульсивны для того, чтобы строить реальные долгосрочные планы. Нарциссы, изрядно обесценив партнёра, не видят основания отказывать себе любимым в том, чтобы «замутить» с кем-то ещё. Для макиавеллиста же основным критерием сохранения союза является уровень сравнения альтернатив, а потому они постоянно готовы переметнуться к более перспективному варианту. Их всех объединяет отсутствие верности как морального императива, направляющего поведение.
Важным негативным фактором в отношениях с представителями тёмной триады является также характерный для них дефицит эмпатии. В ситуации, где другой человек воздержится от совершения поступка (такого, как измена), который нанесёт вред близкому человеку, эти не остановятся и будут делать так, как им удобно, чтобы получить максимум для себя.
Людей обычно шокирует то, с какой лёгкостью ПТТ могут клясться в любви к одному человеку и в то же время вступать в половую связь с другим. Например, мужчина – представитель тёмной триады может так поступить, стоит партнёру отлучиться на несколько дней, а женщина – если увидит в этом для себя достаточную экономическую и социальную выгоду.
Быть может, они не понимают, как таким образом могут сделать больно своему партнёру? Но нет, они прекрасно это осознают, чтобы тщательно скрывать. И «любимые» нередко даже ни о чём таком не догадываются, по крайней мере, до поры до времени, как показывает следующий пример, связанный с Дайан Даунс:
- Были ли Вы в курсе каких-либо других интимных отношений, которые были у Дайан Даунс в тот период, когда она с Вами встречалась?  
- Нет, сэр.
Конечно же, Роберт был не в курсе её последующих связей. Он не знал, как быстро Дайан легла в постель с Кордом Самуэльсоном.
И вообще, если говорить в целом о поведении психопата в отношениях, обращает на себя внимание «его абсолютное безразличие к финансовым, социальным, эмоциональным, физическим и иным трудностям, которые он приносит в жизнь людей, о любви к которым он разглагольствует» (цит. по 5-му изд. (1986) книги Х. Клекли «Маска вменяемости»).
Другой важной чертой ПТТ, крайне негативно отражающейся на перспективах построения с ними долгосрочного союза, является их стремление доминировать, или, по меньшей мере, диктовать свои условия. Отношения для них представляют собой поединок, основной смысл которого – получать как можно больше, отдавая как можно меньше. Сами они, впрочем, обычно никоим образом не разделяют такое видение ситуации. Напротив, гротескно деформированное чувство собственной значимости (в первую очередь это касается нарциссических типов и психопатов) и соответственно важности того, что они «отдают», нередко ведёт их к заявлениям, шокирующим других людей своей бесстыдной наглостью. Когда, как говорят в народе, они ведут себя так, «словно им все должны». Например, один мужчина был недоволен, когда женщина осмелилась просить (не требовать, а именно скорее униженно просить!) у него деньги на ребёнка. Он был возмущён неблагодарностью той, которую он удостоил чести родить ребёнка от такого элитного самца, каковым себя считал. Естественно, при этом данный «племенной производитель» со стороны воспринимается как не более чем наглая сволочь (не в смысле свой любимый очень человек!). А одна девица выражала «фи» своему «другу» (который, как нет необходимости указывать, вообще-то не приходился ей ни мужем, ни даже любовником), утомлённому её финансовым и прочим паразитизмом. Мол, этот «неудачник» должен быть польщён тем, что она снизошла до того, чтобы обратиться к нему за помощью. При этом, с точки зрения стороннего наблюдателя, единственная её «заслуга» состоит в том, что у неё в теле на одну дырку (те, кого коробит от использования подобного термина, могут мысленно подставлять вместо него словосочетание «технологическое отверстие») больше, чем у мужчин, и она ловко использует это обстоятельство для разжигания в людях низменных страстей!   
Но сложнее всего у ПТТ дела обстоят с формированием подлинной душевной близости. Ведь для её зарождения людям необходимо хорошо узнать друг друга. А психопаты для этого слишком много, просто патологически лгут. Но ещё важнее – если бы они с самого начала реалистично раскрыли перед партнёром свой истинный облик, сняли маску, кто захотел бы тогда остаться с ними?
Нарциссы, пусть и фильтруя информацию, охотнее говорят о себе – ведь они же рассматривают собственную персону как центр не только собственного мира, но и чуть ли не Вселенной в целом! Однако они не проявляют особого интереса к узнаванию партнёра. И вправду, зачем гламурной кошке интересоваться, что на уме у серых мышек?!
Для макиавеллистов же информация о собственной персоне представляет важный стратегический ресурс, которым они распоряжаются очень осмотрительно, словно руководствуясь при этом, например, формулировкой из классического теста на макиавеллизм http://psychopaths.ru/Machiavelli.html : «не сообщай подлинную причину своих поступков, если в этом для тебя нет выгоды».
Впрочем, здесь важно отметить очень важный момент. Неспособность ПТТ к душевной близости никоим образом не подразумевает, что жертвы этих людей могут обнаружить данный дефект практически сразу. Более того, социальные хищники обычно осознанно препятствуют такому выявлению. Так, на начальном этапе манипулятор может целенаправленно создавать у своей жертвы иллюзию общности интересов, как бы сигнализируя: смотри, я твоя родственная душа! Такое впечатление поселяется в сознании жертвы посредством хитрой «подстройки» под её взгляды, чаяния, увлечения. Однако в действительности представляет собой, естественно, не более чем обман чувств.
Мы видим, таким образом, что ПТТ могут максимум испытывать влюблённость, но не любить по-настоящему. Этот вывод важно иметь в виду тем, кто рассматривает для себя возможность отношений с таким человеком, чтобы формировать реальные ожидания относительно дальнейших перспектив.
А перед таким вопросом могут оказаться многие. Не будучи способны любить сами, представители тёмной триады обладают изумительной способностью вызывать сильные чувства у других. Подробности конкретных психологических механизмов, благодаря которым это достигается, детально рассматриваются в других статьях, которые можно найти на http://psychopaths.ru («Романтические хищники: искусство обольщения», «Как эмоциональные роботы манипулируют чувствами людей», «Манипулятор как собеседник», «Жертвы сказочников», «Утопленная жизнь» и другие). Здесь же уместно сформулировать общий подход.
Одна из важнейших задач человека как социального существа (и, как бы цинично это ни звучало,  биологического вида с половым размножением) заключается в том, чтобы найти себе пару и сформировать отношения. С этой целью человек постоянно оценивает потенциальных партнёров. Однако на это у него имеется, естественно, весьма ограниченное время. Сейчас, в нашу мобильную эпоху, мы встречаем на жизненном пути всё больше людей, соответственно у нас меньше времени на то, чтобы каждого из них оценить. Ситуация дополнительно осложняется такими способами установления контакта, как знакомства в клубах, в интернете и т.д.
И здесь у представителей тёмной триады большие преимущества. Они как никто другой обладают талантами и мастерством самопрезентации. В частности, они тщательно следят за собой. Поскольку, сколько бы ни говорили о том, что внешние моменты не главное в человеке, систематические наблюдения показывают, что именно они в первую очередь определяют, возникнет у потенциального партнёра желание встретиться снова, или нет. Казалось бы, этот эффект должен нивелироваться потом, когда появится возможность смотреть глубже обёртки. Однако в действительности всё оказывается не так просто. Ведь люди склонны недооценивать эффект ореола, когда привлекательный человек необоснованно представляется хорошим с моральной точки зрения. А далее разыгрывается самоисполняющееся пророчество, когда с симпатичными людьми противоположного пола (а, опять-таки, как бы цинично это ни звучало, именно они неосознанно представляются потенциальными половыми партнёрами с более «качественными» генами) невольно общаются значительно более дружелюбно, нежели с «крокодилами». Благоприятное влияние привлекательной внешности усиливается складной речью и уверенностью в себе и т.д.
Для представителей тёмной триады брачный рынок также является тем полем, на котором они собирают щедрый урожай социального вампиризма. Это может делаться с помощью приёма, который уже был кратко описан в статье «Альфа-самцы» http://psychopaths.ru/alphamales.html в случае женщины – паразита (хотя подобным образом могут прекрасно промышлять и хищники-мужчины). Для этой цели используются те, кто в силу статусных и иных соображений даже не рассматриваются на роль партнёра не то что долгосрочных, но вообще каких-бы то ни было полноценных отношений мужчины и женщины. Порядочные люди, наделённые тем, что в обиходной речи принято называть совестью, в такой ситуации деликатно дают понять несостоявшемуся претенденту: мол, ты хороший человек, но у нас, скорее всего, ничего не выйдет. Те же, о ком идёт речь, не дают определённого ответа, в то же время как бы хитро намекая: мол, ничего не стоит исключать, если ты сумеешь меня завоевать... Ну, а тут уж как постараешься... И бедная наивная жертва лезет из кожи вон, до поры до времени не понимая, что её попросту используют, и других вариантов просто не было предусмотрено изначально.
Такое взаимодействие, а соответственно и нанесённый им вред, усугубляется эффектом «утопленных затрат», в котором людям порой сложно признаться даже самим себе, но который, тем не менее, действует с суровой неотвратимостью. Он заключается в том, что человеку очень сложно «отпустить» то, во что было вложено много сил и средств. Принять, что единственный реальный результат, к которому свелось взаимодействие, заключается в том, что человек тобой пользовался, просто невыносимо. 
А манипулятор потом, естественно, скажет, если что: «А я ведь тебе ничего не обещал(а)! Это ты сам(а) себе всё придумал(а)! И тебя никто не заставлял! Ты всё делал(а) исключительно по собственной инициативе!» Таким образом, бесстыдная эксплуатация другого человека оказывается оправданной.  
Стоит ли так акцентировать внимание на поведении в отношениях людей с патологией личности? С одной стороны, конечно, их численность составляет всего несколько процентов населения. Но с другой, не следует сбрасывать со счетов следующие важные моменты:
Во-первых, с такими типами придётся столкнуться значительно большей доле населения. Это обусловлено тем, что они ведут «очень активную» личную жизнь, меняя партнёров и продолжая высматривать себе лучшую партию даже тогда, когда состоят в благополучных, казалось бы, отношениях. Таким образом, в то время как «нормальные», порядочные люди, найдя себе пару, исчезают надолго, если не навсегда, с брачного рынка, эти фактически всегда присутствуют на поле игры.
Во-вторых, вред, как материальный, так и душевный, который они могут нанести людям, пустившим их в свою жизнь в роли близкого человека, слишком велик, чтобы обойти эту тему вниманием.
Помимо названных, однако, есть и ещё одна серьёзная причина. Учитывая, какую важную роль в жизни человека как социального существа играют взаимоотношения, не приходится удивляться повсеместному засилью рекламы тренингов, изданий и т.д., сулящих научить человека строить свои взаимоотношения с другими так, чтобы получать удовлетворение. Однако наставники нередко учат достигать этого не за счёт достижения взаимопонимания и гармонии с другим человеком, а фактически за счёт самого этого другого человека! Методы, которые при этом предлагается использовать, до боли напоминают содержимое арсенала типичных представителей тёмной триады. В качестве теоретической основы выбирают НЛП и тому подобные модные, но в остальном сомнительные учения. При таком раскладе уже не приходится удивляться, когда настоящие психопаты читают пособия этого направления типа «Искусственное формирование любовной зависимости», и находят их весьма полезными для себя. Конечно, с одной стороны, формально такие, с позволения сказать, «образовательные» услуги не запретишь. И если даже верховная власть в государстве может то и дело безнаказанно дурить народ, что удивительного в том, если кто-то учит других обманывать людей, доверяющих им и считающих их близкими? Но дело даже не в том, что излагаемые в таких пособиях методики имеют в лучшем случае лишь маргинальную эффективность. Хуже всего то, что в сознание людей, особенно молодых, внедряется взгляд на чувства другого человека как на потенциальную уязвимость психики, которая может быть использована с тем, чтобы эксплуатировать его в своих эгоистических целях.
А в итоге всё чаще приходится встречать людей, которые стали жертвами таких игр. Ощущая себя преданными в своих самых лучших чувствах (которые, как выясняется, оказались не более чем результатом чьей-то жестокой игры), они нередко впадают в серьёзную депрессию и теряют интерес к жизни. А потом ещё долго не могут прийти в себя, и им сложно снова научиться доверять людям и видеть в них доброе начало.
Горькая ирония ситуации заключается ещё и в том, что, как правило, в рассматриваемых жестоких играх нет победителей. Несомненно, кому-то удаётся при этом получать сиюминутные удовольствия, или на какое-то время сделать свою жизнь более комфортной, злоупотребляя приобретённым посредством обмана расположением добрых и доверчивых людей. Однако потом побочные эффекты деструктивных межличностных тактик всё больше вылезают на поверхность.
Так, словно проецируя свой подход на других людей, обманщики и манипуляторы не могут доверять людям. Впрочем, справедливости ради, у них действительно, чем дальше, тем больше для этого становится оснований. Ведь любые сведения, которые они сообщат о себе своим жертвам, могут быть использованы (и, вероятно, будут в порядке воздаяния) использованы против них. Таким образом, они не могут себе позволить открыться в значительной мере. Это обстоятельство препятствует формированию подлинной близости с другими. В результате, в отсутствие душевной теплоты люди чувствуют одиночество и отчуждение.
Инструкторы многочисленных курсов соблазнения/обольщения, не стесняясь в средствах, обещают адептам: вы привяжете другого человека к себе так сильно, что он просто не сможет вас забыть – у него всегда будут к вам сильные чувства. И чувства действительно не угасают, могут даже усиливаться со временем, но... меняют валентность. Читателю наверняка доводилось встречать тех, кто говорит о другом человеке: я одновременно люблю и ненавижу его! И чем больше зла «соблазнитель» приносит в жизнь тех, кто очарован им, тем быстрее и полнее первоначальная влюблённость перерастает в ненависть и жажду мести. У некоторых возникающий в результате гнев оказывается столь велик, что они до последнего вздоха своей жизни не оставляют не только мысли, но и конкретные проекты, ставящие своей задачей максимально нагадить обидчику. Естественно, в такой ситуации совокупный выигрыш от когда-то принятого решения использовать такого человека уже оказывается сомнителен. 
Автор прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что при всей обоснованности приведённых выше аргументов, они способны тронуть далеко не всех. Представители тёмной триады по-прежнему будут приносить вред людям, даже самым близким. Как и всегда найдутся те, кто будет ради собственной выгоды  обучать людей безжалостно использовать других – в первую очередь особенно уязвимых – в своих корыстных интересах. Увы, некоторых бессмысленно призывать посмотреть на мир глазами человека, которому постоянно делают больно, и проявить человеческое отношение,- они попросту не понимают по-хорошему, будучи способными внимать лишь языку грубой силы.
В такой ситуации остаётся лишь учить (потенциальных) жертв защищаться, отстаивать свои интересы, давать отпор и сурово наказывать обидчиков (последнее очень важно, т.к. отсутствие воздаяния фактически поощряет вредоносное поведение). В этом заключается основная задача нового проекта автора –  «Анатомия Зла» http://psychopaths.ru, пришедшего на смену предыдущему ресурсу «Хищники и жертвы среди нас». Сайт рассказывает читателю об очень обаятельных и приятных с виду людях, контакты с которыми таят в себе наибольшую опасность, и детально описывает устройство их внутреннего мира.  Подробно излагаются методы распознавания особо токсичных личностей, а также прочих, кто использует деструктивные приёмы в общении. Теоретический материал (изложение основных концепций, тесты, статьи) органически дополняют истории из упомянутой выше серии «Красавица Леночка», повествующие о жизни социальных хищников. Таким образом, образно выражаясь, у читателя есть возможность посетить не только «урок зоологии», но и виртуальный «зоопарк».
Тем не менее, автору хотелось бы надеяться, что даже в нынешний «век нарциссизма» многие найдут в своём сердце место настоящему чувству, вместо азартных игр на эмоциях других.

Психокульты: Охота на раненые души
fMRI, мозг
predatorymind
training

К сожалению, в наше время деструктивное поведение всё больше входит в моду. Люди целенаправленно учатся обманывать и использовать друг друга, что в итоге весьма негативно сказывается на их взаимоотношениях. Однако наибольшего расцвета вредоносный контроль над чужим сознанием традиционно достигался в сектах. Давно уже замечено, что наибольшей опасности при этом подвергаются самые уязвимые, люди с теми или иными душевными проблемами, например, перенесшие психическую травму. Так, некоторые люди, внезапно потерявшие близких и любимых, самых дорогих сердцу людей, полностью посвящают себя служению как Свидетели Иеговы. Они смиренно переходят со своими журнальчиками от двери к двери, то и дело посылаемые многоэтажным матом, и пытаются рассказать гневно настроенным людям «о том, что будет дальше» и предложить им изучение Библии как путь к спасению. Они также покорно кладут последнюю копеечку в ящик для сбора пожертвований, неназойливо присутствующий на каждом собрании конгрегации (а как же без него?!). И всё в иллюзорной надежде не только самим попасть в заветные сто сорок четыре тысячи праведников, которые, согласно учению секты, обретут рай на Новой Земле, но и снова, теперь уже навсегда, соединиться со своими безвременно ушедшими близкими, которые тоже каким-то чудесным образом должны вписаться в это количество. А тем временем их «старшие духовные братья» с удовлетворением наблюдают, как тоненькие денежные ручейки из карманов страдальцев объединяются, стекаясь полноводной рекой на банковские счета корпорации Сторожевая Башня. На эти средства можно попробовать организовать себе – единственно возможный в объективной реальности – рай на грешной земле.
Однако через полтора столетия после работ Дарвина, среди разговоров про Долли и стволовые клетки, пастыри эпохи постмодернизма вынуждены изобретать новые методы стрижки своих овечек на бабло. И кукловодам театров живых марионеток приходится менять декорации. Теперь они предлагают своей пастве познать себя, обрести счастье, встретить, наконец, того самого, особенного и т.д. Работает это в большинстве случаев по сходной общей схеме: сначала необходимо посетить «очень важный и очень нужный тренинг, который непременно тебе поможет, просто преобразит твою жизнь». Потом, однако, когда человек чувствует, что всё равно чего-то не хватает, выясняется, что непременно нужно посетить более продвинутый семинар, а потом ещё и ещё, а также приводить своих друзей и т.д. и т.п.     
И было бы не совсем верно говорить: «на такое ведутся только ущербные люди». Яркий пример тому – тренинги эст (по прихоти основателя принято писать именно так, строчными буквами; est = Erhard Seminars Training). Они были основаны в 1971 году в США Вернером Эрхардом, бывшим торговцем автомобилями с пробегом, бросившим свою семью с детьми (справедливости ради, впоследствии, уже став знаменитым, он о прежней семье вспомнил, чтобы... растлить своих дочерей). В общей сложности за всё время существования легендарного тренинга его посетили более семисот тысяч человек. Кто-то скажет: на такие мероприятия придут только тёмные, необразованные люди. Но фактически, среди тех, кто драил туалеты в тренинговых центрах Вернера Эрхарда, лишь бы иметь возможность находиться поближе к действу, были даже дипломированные клинические психологи.
Казалось бы, что здесь такого, если люди ищут себя и кто-то им в этом помогает, пусть и не безвозмездно? Да ничего особенного, в принципе. Смотря, правда, какие результаты это приносит в итоге. Здесь важно понимать коренные отличия тренинговых психокультов от серьёзной групповой психотерапии. Последняя скорее будет проводиться человеком, хорошо знакомым с «матчастью», согласно эмпирически обоснованному протоколу. Безусловно, и при таком подходе возможны злоупотребления. Однако когда мы имеем дело с психокультом, сама по себе практика тренингов может быть во многом основана на злоупотреблениях. Например, в «Центре чувственной терапии», осуществлявшем свою деятельность в США на протяжении примерно десяти лет и пользовавшемся заметной популярностью, применялись следующие пикантные методы «исцеления»:
- Пациентов заставляли стоять обнажёнными перед группами; им велели осматривать гениталии других пациентов в присутствии групп;
- Молодого человека, который хотел вернуться в колледж учиться музыке вместо того, чтобы работать механиком в бизнесе культа, заставили носить подгузники, спать в детской кроватке и есть детское питание, т.к. его психотерапевт сказал, что он хотел жить «как младенец».
(Цит. по статье Маргарет Сингер, Мориса Темерлина и Майкла Лангони «Психотерапевтические культы»).
Быть может, такое возможно только в США и прочих державах «гнилого Запада»? Но нет, оказывается, разве могут предприимчивые люди оставить без внимания наше население с его неуёмной тягой к самопознанию? Народившиеся у нас словно грибы после дождя психокульты теперь столь многочисленны, что одно их перечисление даже с самым кратким описанием специфики деятельности оказалось бы неоправданно длинным в статье, адресованной широкому кругу читателей. Поэтому более уместным представляется подробней остановиться на самой популярной и многочисленной в наших краях психосекте, основанной на тренингах по «системно-векторной психологии». Надо полагать, эта организация не нуждается в представлении, т.к. всё труднее найти пользователя рунета, интересующегося вопросами психологии, не сталкивавшегося с её агрессивной рекламой.
Естественно, у неподготовленного читателя может возникнуть вопрос, насколько обоснованно называть такую организацию «сектой» или «культом». Не является ли использование этих терминов в данном случае не более чем негативным оценочным суждением? Чтобы разобраться в этом вопросе, рассмотрим, как проявляются в деятельности рассматриваемой организации некоторые показательные черты таких деструктивных структур.
Исследователи сект отмечают, например, такой феномен как новояз. Он означает выраженную тенденцию идеологов культа к генерации неологизмов, а также использованию общеизвестных слов и выражений в смыслах, точное значение которых понятно только посвящённым. Это способствует коммуникативному обособлению сектантов, отделению их от внешнего мира. В рассматриваемом случае это проявляется следующим образом. Люди, имевшие возможность наблюдать рьяных адептов системно-векторной психологии могли заметить, как те компульсивно пытаются типизировать всё, что движется. Помимо негативных последствий неспособности и/или нежелания разглядеть за тем или иным «вектором» реального живого человека, такой подход может вести к непониманию с окружающими. Собеседник культиста знает, что его кем-то посчитали, но теряется в догадках, что бы сие значило. А на просьбы объяснить подробно (это если кому ещё не лень интересоваться, а не послать попросту сразу «психолуха» куда подальше) реакция сектанта в итоге сводится к «доброжелательному» совету принять участие в тренинге.
Таким образом в некоторой степени реализуется то, что в традиционных религиозных культах осуществляется посредством запретов. Например, Свидетелю Иеговы разрешается знакомиться с новыми людьми только в том случае, если он им проповедует. При этом предполагается, что за Свидетелем следит, собственно, сам Иегова. От которого, естественно, ничего не утаишь, даже помыслы. В случае же светских психотренинговых культов аналогичную задачу выполняет новояз, создающий коммуникативный барьер, эффективно разделяющий для сектантов мир на «мы» и «они».  
Более того, всё не ограничивается лишь отдельными словами. Воздвигаются целые специфические понятийные системы, концепции. Например, поскольку для системно-векторной психологии обычно мишенями проповедей являются люди с психологическими проблемами, у секты разработана своя, особая версия психопатологии. Хотя сами системно-векторные психологи провозглашают её восходящей своими корнями к Фрейду, в действительности у них даже основополагающие слова имеют особый смысл, и в результате получается как бы вообще параллельная вселенная. Предлагаются специфические для учения культа механизмы объяснения психопатологии. Например, клиническая депрессия и суицидальная идеация, по их версии, являются следствием нереализованного звукового вектора, а страх – проявлением неразвитого зрительного. При этом приводимые объяснения проблематично привести в соответствие с современными представлениями, согласно которым в основе психопатологии лежит сочетание следующих факторов:
неврологических (патология ЦНС, дисбаланс нейромедиаторов и т.д.);
собственно психологических (таких, как объяснительный стиль, локус контроля и т.д.)
социально – экономических (статус, трудоустройство, изоляция и т.д.).
Кроме того, важную роль в теоретических построениях системно-векторной психологии играет специфический миф о «первобытной стае», не знакомый людям за пределами организации.
Как же люди оказываются втянутыми в такой культ? С одной стороны, многие ощущают потребность разобраться в себе, своих эмоциональных проблемах, трудностях во взаимоотношениях. С другой, в качестве одной из центральных причин следует назвать также недостаточно развитые навыки критического мышления у будущих адептов. Это может быть связано с заметным снижением в последние годы реального уровня базового, фундаментального образования. Как следствие, молодые люди не располагают ни необходимым запасом фактических сведений, ни достаточным культурой мышления, чтобы реалистично оценить качество предлагаемых услуг. В результате, им приходится полагаться на отзывы других, тех, кто уже испробовал это на себе. И, естественно, они видят практически исключительно положительные и даже восторженные отклики якобы прослушавших тренинг.
В действительности же статьи и значительная часть хвалебных впечатлений о тренингах написаны продажными блоггерами, которым, как говорится, деньги не пахнут, тем более, когда суммы приличные. Однако это лишь часть истории. Часть положительных отзывов, и притом именно они распознаются как выглядящие наиболее реалистичными, на самом деле оставлена людьми, которые честно приняли участие в тренинге, причём на свои кровные средства. Получается, тренинг действительно принёс им пользу? Нет, вовсе не обязательно! Чтобы понять, как такое может случиться, вспомним героев книги Леона Фестингера, Генри Рикена и Стэнли Шехтера «Когда пророчество не сбывается». (На русском языке изложение этой истории можно прочитать в достаточно популярно написанной «Психологии влияния» Р. Чалдини). Когда за ними так и не прилетела летающая тарелка, стали ли они рвать на себе волосы оттого, что поверили (вероятно, душевнобольной) Дороти Мартин/Мариан Кич, бросили работу и раздали своё имущество?! Ничего подобного! Напротив, они почувствовали себя спасителями человечества и принялись активно проповедовать учение культа.
Таким образом, в подобных случаях мы сталкиваемся с действием фундаментального механизма человеческой психики, заключающегося в невыносимости для нас осознания ничем не компенсированных потерь в прошлом. Будучи не в состоянии вернуться назад во времени и изменить уже случившееся, мы можем пытаться по-другому интерпретировать свои тогдашние поступки или стараться сделать их более осмысленными своими дальнейшими действиями. С этим, в частности, связаны такие важные феномены, как когнитивный диссонанс и психология утопленных затрат (о ней и об использовании её как инструмента психологических манипуляций см. статью автора «Утопленная жизнь»  freak .sytes. net/utopl_zhizn.html).
И в этом смысле психосектоводы знают, о чём они говорят, когда призывают: «Как ты можешь судить о тренинге, если не принимал в нём участия? Прослушай и реши для себя, так ли уж он плох». И добавляя при этом: «Ты не пожалеешь, вот увидишь», они не обязательно лгут. Чтобы лучше понять, почему так происходит, попробуйте представить, как человек мысленно говорит себе: «Я<, умный человек (ну а кто же себя дураком-то считает?!),> заплатил сначала семнадцать тысяч рублей за первый этап, а потом ещё тридцать тысяч за второй этап этого отстойного тренинга!» Не очень логично, верно? Значит, для устранения диссонанса нужно изменить здесь либо «умный», либо «отстойный». Но отстойный убрать проще и приятней, согласитесь?
Ситуацию усугубляет национальный колорит, проявляющийся, по меньшей мере, в двух важных аспектах:
1. У нас последнее время значительно позорнее быть обманутым, нежели обманывать самому. А тут ещё психолухи, да инструктора всяческих тренингов любят вещать про персональную ответственность, смещая тем самым акцент вины с «обманули, гады, сволочи!» на «я тот лох, который поверил».
2. Гарольд Стивенсон и Джеймс Стиглер попытались выяснить, почему японские пятиклассники учатся лучше американских и вообще выглядят более умненькими. Говоря неформальным языком, один из основных выводов исследователей можно сформулировать так: американец, совершая ошибку, узнаёт, какой он недоумок; японец – просто как не надо делать. Вообще, на Востоке такой взгляд на вещи представляет собой древнюю традицию. Ещё, кажется, Лао Цзы в своё время писал: «Великий человек, совершив ошибку, осознаёт её; осознав её, признаёт; признав её, исправляет. Он считает тех, кто указывает ему на его ошибки, своими самыми благожелательными учителями». У нас же в этом плане равняются не на Восток, а на Запад.
Есть и ещё один важный момент. Оглядываясь назад, на свой печальный опыт, жертвы деструктивных организаций нередко говорят что-нибудь вроде: «А с виду, мне казалось, такие приятные, милые, интеллигентные люди...»
Автору этих строк хорошо известна подобная ситуация в несколько ином контексте, в связи с его интересом к психопатам и другим представителям т.н. тёмной триады социально деструктивных аномалий личности. Нет, психопаты в своём подавляющем большинстве – это отнюдь не маньяки с топорами, а всего лишь люди (примерно 1% населения), в качестве основных черт личности сочетающие импульсивность со специфическим эмоциональным дефектом, делающим их безразличными к чужим страданиям (подробнее о психологии тёмной триады и психопатов в частности см. freak .sytes. net).
Несмотря на свои отвратительные личностные черты, психопаты (а также другие представители тёмной триады), практически всегда носящие маску вменяемости,- очень обаятельные люди, которые могут представляться собеседнику весьма милыми и приятными, когда это отвечает их эгоистическим, корыстным интересам. С предметом настоящей статьи их связывают, как минимум, два важных момента:
1. Многие лидеры сект были психопатами, или, во всяком случае, демонстрировали черты характерные для тёмной триады. Сюда можно отнести Рона Хаббарда (основатель сайентологии), Дэйвида Берга, Дэйвида Кореша и Джима Джонса. Да и если говорить именно о психокультах, судя по его поведению, Вернер Эрхард также был «хорош» в этом плане.       
2. Многие лидеры культов, включая психокульты, использовали в своём безудержном стремлении к власти над своими последователями методы, обычно характерные для представителей тёмной триады.
Соответственно, как в случае с психопатами и прочими токсичными личностями, имея дело с проповедями харизматических лидеров психосект, важно уметь видеть реальное содержание их учений под привлекательной обёрткой.
Попытка такого систематического анализа, озаглавленная «Психосекты. Ловцы раненых душ» freak .sytes. net/psycults.pdf была выполнена автором этих строк в приложении (как это ни покажется кому-то странным) к серии историй о бессердечном психопатическом монстре в образе очаровательной девушки, озаглавленной «Красавица Леночка». На основе общедоступных материалов были проанализированы два наиболее популярных психокульта, «импортный» эст и «отечественный» - системно-векторной психологии.
По правде сказать, перед написанием упомянутых материалов у автора были серьёзные сомнения. Всё-таки, как-никак, это личное дело каждого, вступать ли ему в секту, и если да, то в какую. И тогда чего ради, спрашивается, дразнить гусей? Часа весов решительно склонилась, однако, когда вторая из названных выше сект принялась в своих рекламных статейках патологизировать ни в чём не повинных людей. Сначала накропали сразу несколько заметок о социально изолированных людях, которых у нас на японский манер называют «хикикомори», которые якобы представляют опасность для окружающих. Да человек, может, годами из квартиры не выходит! У него что, кнопка где-то там ядрёная запрятана, чтобы хоть как-то кому-то угрожать?!
Но досталось не только хикки. Оказывается, например... «вегетарианцы, попросту говоря, наносят вред своему организму, откровенно издеваясь над собой. Более того, часто они вредят не только себе, но и окружающим»... «Вегетарианство <у человека>... определенно говорит о некоторых проблемах и травмочках, которые в меньшей или большей степени отравляют ему жизнь». И причиной тому, оказывается, бессознательный (sic!) страх быть съеденным!
Quousque tandem? Как долго ещё базирующаяся в Пиндостане обнаглевшая секта, разбогатевшая на наивности и необразованности россиян, на основании фантазий своего главаря будет отравлять сознание нашим людям, в первую очередь молодёжи, и указывать, как им строить социальную жизнь и чем питаться?! Может, пришла пора положить этому предел?

Зло: осознанный выбор или предопределённость?
fMRI, мозг
predatorymind
800px-Simulated_Connectivity_Damage_of_Phineas_Gage_4_vanHorn_PathwaysDamaged
Свободны ли мы в своём выборе между добром и злом? В те времена, когда носителем человеческого сознания подавляющему большинству людей представлялась отдельная от тела душа, ответ на этот вопрос казался очевидным: индивид волен выбирать для себя путь праведника или грешника. Однако по мере развития знаний о человеческом мозге как материальной основе сознания, вопрос о свободе такого выбора становится всё более неоднозначным. Это можно видеть на следующих примерах (более подробно эти, а также ряд дополнительных материалов можно найти на freak .sytes. net/mozg.html):
               В сентябре 1848 года в результате несчастного случая при взрывных работах длинный металлический стержень в прямом смысле слова вынес часть мозга железнодорожного рабочего Финеаса Гейджа. Финеас выжил, однако, по мнению знавших его, стал другим человеком.
               В августе 1966 года Чарльз Уитмен, бывший морской пехотинец, а впоследствии студент и сотрудник банка, можно сказать, образцовый гражданин, открыл со смотровой площадки высотного здания университета шт. Техас огонь по прохожим. А перед стрельбой убил свою жену и мать. При вскрытии у него была обнаружена агрессивная злокачественная опухоль головного мозга.
               Мужчина средних лет, когда у него развилась опухоль головного мозга, стал активно демонстрировать склонность к педофилии. Он утратил этот интерес после удаления опухоли, однако опять проявил патологическую наклонность, когда продолжился рост новообразования.  
               Пациенты с лобно-височной деменцией изводят своих близких, демонстрируя многочисленные нарушения социальных норм: они пытаются красть из магазинов на виду у продавцов, снимают с себя одежду в общественных местах, игнорируют запрещающие сигналы, едят из мусорных баков, проявляют агрессию или непристойное сексуальное поведение.
               В 2001 году семьи пациентов, страдающих болезнью Паркинсона, стали замечать нечто странное. Когда пациенты принимали препарат прамипексол, некоторые из них превратились в патологических азартных игроков.
В практике уголовного правосудия часто встречаются куда более неоднозначные ситуации. В этом отношении показателен следующий случай (описанный по материалам доклада Эдриана Рейна, сделанного им в университете шт. Пенсильвания).  Пейтон Татхилл была, по отзывам знавших её, чудесной девушкой. Как говорят у нас, «отличница, студентка, комсомолка». Она была президентом женского студенческого сообщества, работала спасателем, занималась с детьми из очень бедных семей. Однажды, вернувшись домой с собеседования, она встретила человека по имени Донта Пейдж, недавно выпущенного из тюрьмы и пришедшего грабить её дом.
Согласно показаниям самого Пейджа, он неоднократно наносил своей жертве удары по лицу. О борьбе свидетельствовали следы крови на стенах, поручнях, на полу. Наконец, Донта затащил её в спальню, с помощью проволоки связал ей руки за спиной и стал требовать деньги. Пейтон сказала, что деньги в её машине. Донта вышел, взял деньги, однако неожиданно снова решил вернуться. Как он впоследствии объяснял на допросе, решил проверить, не развязалась ли девушка. Он встретил её на лестнице. Снова затащил в спальню. Сорвал с неё одежду и изнасиловал вагинально и анально. После чего перерезал бедной женщине горло (как Донта объяснил впоследствии на допросе, он не мог выносить пронзительных криков жертвы), а затем нанёс ещё несколько ударов ножом в грудь. Девушка скончалась в считанные минуты от кровотечения из повреждённых крупных сосудов.
Её мать была безутешна. 6 февраля 1975 года, прижимая к себе новорождённую дочь, Пэт Татхилл обещала охранять её. «И я буду любить тебя всегда»,- шептала она. Теперь Пэт чувствовала себя предательницей.
Казалось бы, в этой истории всё было ясно. 21 ноября 1999 года Донта Пейдж был признан судом присяжных виновным в умышленном убийстве первой степени. Теперь коллегии из трёх судей предстояло сделать непростой выбор между смертной казнью и пожизненным заключением. Хотя психиатр Д. Джонсон сделал заключение, что мозг обвиняемого функционировал нормально и Д. Пейдж понимал, что делает, у специалистов, привлечённых на стороне защиты, было иное мнение. Каковы были их аргументы?
В своём письме психиатру Д. Джонсону Донта Пейдж писал (фрагменты из текста письма приводятся по книге Эллисон Коттон «Чучела. Образы смертников»):
Доктор Джонсон, к сожалению, я не умею складно писать. Я никогда не ощущал себя комфортно, говоря о своих чувствах. Я просто пишу, чтобы поблагодарить Вас за то, что Вы не стали судить обо мне прежде, чем поговорили со мной. Так как, что бы люди ни говорили обо мне, я был сам не свой в тот день. Донта любит гулять в парке, ловить рыбу, наблюдать за птицами и всё такое. Я знаю, это звучит глупо, но я таков. По какой бы причине суд ни послал меня сюда (имелась в виду психиатрическая экспертиза), я знаю, что это не будет иметь никакого значения. Всё, что они видят,- это что чёрный мужчина убил белую женщину. Никто не удосужился поинтересоваться почему, а только кто... Доктор Джонсон, я не знаю, зачем мне дальше жить. Я просил о помощи долгие годы, но никому не было дела. Пока не случилось это всё, и теперь тычут пальцем на меня. Люди ведут себя так, словно они шокированы. Но что у меня была за жизнь?  Моя мать била меня со страшной силой. Всю мою жизнь мне никто не помогал. Ни учителя, ни врачи, никто... Мне сейчас 24 года. У меня никогда не было шанса жить. А теперь всё кончено. Спасибо Вам, доктор, за время, уделённое чтению моего письма. Для меня это был единственный способ рассказать о том, что я чувствовал.
Донта Пейдж.
               Каковы же были объективные данные? По данным медицинских записей и показаний тех, кто знал Д. Пейджа в детстве, он:
- В течение первых двух лет жизни пять раз оказывался в больнице неотложной помощи – несчастные случаи и травмы, но, вероятно, также физическое насилие со стороны матери и других взрослых;
- По показаниям бабушки, мать сильно трясла его, когда он был младенцем, за то, что он плакал, что могло привести к серьёзным травмам ЦНС;
- В детском возрасте подвергался неоднократному серьёзному физическому и сексуальному насилию. В возрасте 10 лет его положили в больницу с ректальным кровотечением. Не нужно было быть доктором, чтобы догадаться, что Донта Пейдж был изнасилован соседом, который жил через дорогу. А потом мальчика выписали из больницы, и сосед насиловал его снова, снова и снова;
- Шрамы на лбу, на спине длиной 6 дюймов (15 см.), на боку; ожоги на руках (об него взрослые тушили сигареты);
- Отравление свинцом в результате поедания кусочков краски;
- Оставался без наблюдения; спал в заброшенных зданиях (где он скрывался, дабы избежать побоев матери);
- Вырос в одном из худших гетто в США;
- Страдал энурезом и энкопрезом до 10 лет;
- По словам бабушки, страдал от сильной депрессии в возрасте 6 лет; у него был также диагностирован синдром дефицита внимания и гиперактивности;
- Множество проблем с поведением в 1 и 2 классе школы;
- Низкий уровень физиологического возбуждения (в 1992 году ЧСС 60 уд/мин – нижние 3%);
- Плохое функционирование лобных долей (нейропсихологическое тестирование + позитрон – эмиссионная томография).
Таким образом, крайне неблагоприятные биосоциальные факторы делали Д. Пейджа фактически «ходячим рецептом» криминала. Учитывая эти обстоятельства, коллегия из трёх судей принялась решение заменить для Д. Пейджа смертную казнь на пожизненное заключение.  
При всей трагичности описанных выше случаев, они в большинстве своём (за исключением нейродегенеративного заболевания людей старшего возраста) представляют собой единичные, спорадические происшествия, даже когда случаются с большим числом людей. В то же время среди нас в любой момент живут люди, составляющие по численности примерно один процент населения, природные особенности поведения и эмоционального мира которых оказывают драматически негативное влияние на окружающих. Это психопаты – люди с наиболее опасной деструктивной аномалией личности (подробно об их психологии см. «Хищники и жертвы среди нас. Психология психопатов и других представителей тёмной триады» freak .sytes. net). Они начинают систематически проявлять себя уже в детском возрасте, систематически совершая:
- По отношению к сверстникам, ребятам помладше и вообще всем, кто слабее – широкий спектр насильственных действий, от жестокого отъёма всего, что имеет ценность, до зверских издевательств, приносящих садистское удовлетворение;
-  По отношению к взрослым, родителям и учителям – неповиновение, саботаж мероприятий и т.д.;
-  По отношению к остальным: кражи, поджоги, вандализм и прочее разрушение собственности.
Кроме того, практически всем людям, встречающимся им на жизненном пути, приходится сталкиваться с их ложью, манипуляциями и т.д. ради извлечения эгоистической выгоды для себя и использования других людей в своих целях.
Представители описываемой группы также часто издеваются над животными, после чего беспощадно их убивают.
Описанные моменты иллюстрируют две центральные черты патологического характера будущих психопатов: импульсивность и бессердечность.
Из-за своей импульсивности они не способны последовательно выполнять и доводить до завершения важные дела – от домашних поручений по хозяйству до учебных работ. Постоянная скука и потребность в стимуляции толкает их на широкий спектр антисоциальных поступков – от раннего начала половой жизни до разбойных нападений.
К сожалению, ущерб от этих деяний усугубляется непониманием даже специалистами – от учителей до школьных психологов – того, что творится с этими детьми. Работники сферы образования, а также социальной и правоохранительной сферы часто видят основные причины разрушительного поведения таких детей и подростков в неадекватном воспитании и дурном влиянии. В результате под дополнительным ударом оказываются родители таких детей, у которых и без того очень нелёгкая жизнь.
Вырастая, некоторая часть психопатов (к счастью, небольшая) становятся преступниками. Их природный эмоциональный дефект определяет особую тяжесть и большое разнообразие совершаемых ими преступлений: убийства (включая серийные), изнасилования, крупные кражи, разбой, широкий спектр финансовых махинаций (любимое занятие многих предприимчивых психопатов).
Однако подавляющее большинство либо не совершает явных преступлений, либо, как говорится, не пойман – не вор. Несмотря на это, они практически неизменно играют резко негативную роль в жизни людей, с которыми сталкиваются, как в работе, так и (где это оказывается особенно травмирующим для других) в личной жизни (подробнее см. статью «Подонки или больные люди?»).  
Как же прогресс наших знаний о психологии этих людей может помочь в выстраивании более разумной политики во взаимоотношениях общества с ними? Если говорить о наиболее опасной, криминальной, части рассматриваемой популяции, то здесь возникает очень непростая этическая дилемма. Безусловно, на уровне своей холодной (пусть и прерываемой импульсивными порывами) логики психопаты прекрасно отдают себе отчёт в том, какой трагический ущерб их действия наносят жертвам. Однако при этом, в силу своего (согласно имеющимся в настоящее время сведениям, органического в своей основе) эмоционального дефекта, они лишены эмоциональной эмпатии, способности чувствовать «нутром» чужую боль, сострадать. А потому у них, независимо от их воли, нет одного из центральных сдерживающих факторов, способных остановить другого, «нормального», человека от ужасных деяний. По этой причине ряд специалистов, таких, как упоминавшийся выше Эдриан Рейн, считают, что психопаты не могут нести всю меру ответственности за содеянное ими.  
В то же время, именно преступления, совершаемые психопатами, особенно учитывая характер их совершения, вызывают наибольшее омерзение у простых людей своим холодным, расчётливым, бессердечным характером. Люди обычно ещё хоть как-то могут понять ужасные поступки, совершённые в пылу страсти, под влиянием аффекта. Ведь они знают нечто подобное и за собой, хотя и в меньшем, не столь разрушительном масштабе (и могут благодарить судьбу, что сдержались в подобной ситуации от драматического шага). Иное – инструментальная агрессия хищника. А хищников необходимо держать в клетках, и желательно не выпускать вообще. На объективно – фактическом уровне такая житейская позиция подкрепляется очень высоким уровнем рецидивизма среди криминальных психопатов. Таким образом, с одной стороны, согласно современным представлениям, психопаты не виноваты в том, что родились неспособными к развитию совести. С другой – общество в целом заинтересовано максимально изолировать их от своих граждан.
Но такая изоляция этого контингента также порождает очень серьёзные организационные вопросы. Учреждения лишения свободы принято называть исправительными. Однако в действительности перспективы исправления даже людей с антисоциальным расстройством личности, не являющихся психопатами, весьма сомнительны. Что же касается собственно психопатов, то для них шансы на благотворную коррекцию поведения практически тождественно нулевые. В этом смысле попытки работы с ними в тюрьмах, направленной на их социальную реабилитацию, часто выливаются в психологические тренинги для психопатов, где они учатся лучше использовать окружающих в своих корыстных, эгоистических целях. Кроме того, ввиду их разрушительной межличностной природы, было бы разумно максимально отделить от их негативного влияния других заключённых.
Что же касается «успешных» психопатов, составляющих подавляющее большинство популяции с этой патологией личности, то минимизации наносимого ими вреда очень способствует своевременное распознание их теми, кому приходится с ними сталкиваться. В принципе, будущих психопатов можно разглядеть с высокой долей уверенности уже в детском возрасте, начиная примерно с 6 лет, когда у ребёнка в норме должно сформироваться то, что мы привыкли называть совестью, хотя по-настоящему ярко черты будущего психопата расцветают только в подростковый период. Однако на практике хотя бы по чисто этическим причинам нецелесообразно осуществлять официальное диагностирование до 18 лет ввиду опасности, что ошибочный диагноз может стать печатью проклятия для молодого человека.
Тем не менее, специалистам, работающим с детьми, очень важно понимать, что вредоносное поведение ребёнка может быть обусловлено более серьёзными причинами, нежели просто плохое воспитание или дурное влияние. Им стоит учиться распознавать таких детей, принимая во внимание характерную манипулятивность и лживость этого контингента. После чего устанавливать за ними особый контроль с целью минимизировать вред, наносимый ими другим детям.
И даже если говорить о взрослых, по-видимому, неэтично, да и нецелесообразно пытаться официально навесить на людей ярлыки опасной личностной патологии. Поэтому единственный путь защитить себя и свою организацию – своевременно распознавать токсичных партнёров, сотрудников и коллег, до формирования серьёзной материальной и эмоциональной вовлеченности в деструктивные личные или производственные отношения. О том, на что при этом важно обращать внимание, можно прочитать в статье «Как распознать социального хищника и не стать жертвой?» на freak .sytes. net.

Утопленная жизнь
fMRI, мозг
predatorymind
Vasnetsov_Alenushka

Многим из нас нравится считать себя рациональными людьми, руководствующимися в своих ответственных решениях разумом, а не эмоциями. Но давайте рассмотрим такой пример: Вы пришли в кино. Заплатили за билет свои честно заработанные четыреста рублей. Однако к середине сеанса понимаете, что фильм – полный отстой. И нет ни малейших оснований ожидать, что дальше будет что-то интересное. Ваши действия? Уйдёте ли вы, дабы хотя бы время своё драгоценное не тратить? Или останетесь, во что бы то ни стало, сидеть до упора, коль скоро деньги за билет уже заплачены? А если бы билет стоил тысячу рублей? Четыре тысячи? Как оказывается, вероятность, что зрители останутся в зале кинотеатра до конца, растёт с ценой билета.  
Рассмотрим другой пример (заимствованный из статьи Хала Аркса и Кэтрин Блумер «Психология утопленных затрат»). Парень выиграл в викторине на радиостанции билет на футбол. Чтобы не ходить одному, он уговорил друга купить себе билет и пойти с ним. Допустим, у них билеты на расположенные рядом совершенно равноценные места. Как только они стали собираться ехать на матч, на улице началась ужасная метель. Как вы думаете, кто из них скорее откажется от поездки?
Только что описанное магическое действие невозвратных, или «утопленных» затрат играет очень важную роль в жизни разных людей. И его проявления отнюдь не сводятся к посещению развлекательных мероприятий. Подобные соображения заставляют людей оставаться на бесперспективной работе, «которой  уже столько сил отдано». Или в не сулящих уже ничего хорошего отношениях. Когда, словно пытаясь оправдаться, люди говорят что-то вроде «мы с ним столько пережили вместе». Фактически понимая под этим щадящий по отношению к собственному самолюбию способ сказать «я столько вытерпела от него».
Таким образом, утопленные затраты могут стать существенной детерминантной долгосрочного иррационального и даже во многом неадаптивного поведения человека в различных ситуациях. Однако такое поведение не обязательно должно быть спонтанным. Эффект также может быть осознанно использован и, к сожалению, фактически используется как действенный механизм влияния на психику другого человека с целью достижения собственных корыстных/эгоистических целей. Подобная тактика систематически практикуется, в частности, представителями тёмной триады деструктивных аномалий личности (подробнее об их психологии см. «Хищники и жертвы среди нас. Психология психопатов и других представителей тёмной триады» freak .sytes. net). Ввиду существования такой опасности, автор данной статьи ставит своей задачей проинформировать широкие круги читателей, и в первую очередь потенциально уязвимых людей, о том, как работает данная манипуляция. Здесь будет рассмотрена ситуация, где такая технология влияния может принести наибольший материальный и моральный урон жертвам, а именно манипуляция утопленными затратами в контексте личных отношений.
Для удобства дальнейшего анализа, процесс манипулирования при помощи утопленных затрат можно разделить на следующие этапы:       
- Выбор мишени. Естественно стремление манипулятора выбрать себе мишень, с одной стороны, психологически достаточно уязвимую, с другой – располагающую достаточными ресурсами.  Здесь мы не будем детально описывать подробности общих подходов к выбору жертвы, т.к. они освещаются в других статьях автора (см. на freak .sytes. net статьи, описывающие технологии манипуляций, например, «Как эмоциональные роботы манипулируют чувствами людей», «Манипулятор как собеседник» и т.д.). Здесь же мы ограничимся указанием по ходу дальнейшего изложения лишь тех нюансов выбора жертвы, которые существенны для успешной реализации метода манипуляции, рассматриваемого в настоящей статье.
- Коль скоро потенциальная жертва выбрана, манипулятор принимается набивать себе цену. Используемые для этого приёмы удобно рассмотреть с точки зрения теории социального обмена.  Суть этой концепции в применении к личным отношениям заключается в том, что, как бы цинично это ни звучало, люди стремятся максимизировать количество и качество благ (материальных и нематериальных), которые они получают от партнёра. Соответственно, способность потенциального партнёра обеспечивать такие блага является одним из центральных решающих факторов при сравнении доступных альтернатив.
Для повышения собственной ценности в восприятии жертвы манипулятор использует такой, казалось бы, простой и вместе с тем очень действенный приём, как «пыль в глаза». В данном контексте этот метод заключается в следующем: Многие прогнозируют, каким человек будет в отношениях, основываясь на его поведении в начальный, «конфетно-букетный» период. Манипулятор учитывает это, и на первом этапе забрасывает избранную жертву знаками внимания. В этом ему помогают два существенных обстоятельства:
- При нынешних темпах жизни отношения имеют тенденцию развиваться стремительно. По большей части ушли в прошлое времена, когда мужчина мог годами ухаживать за одной женщиной.      
- Люди часто знакомятся в клубах, в интернете и т.д., где у них нет общих знакомых. Таким образом, потенциальная жертва оказывается в ситуации, где единственным предиктором дальнейшего поведения манипулятора для неё оказывается то, как он держится в начальный период их знакомства. А вначале-то он(а) ведёт себя практически идеально!
Здесь также манипулятору очень помогает чувство одиночества и ощущение изоляции у будущей жертвы. Оно помогает сформировать в сознании мишени ощущение, что
- во-первых, манипулятору нет достойных альтернатив, и он настолько хорош, что другой такой «классный» больше не встретится;
- во-вторых, жертва начинает чувствовать себя более неуверенной, неадекватной, недостойной.
Пытаясь хоть как-то компенсировать такой воспринимаемый дисбаланс и выставить себя в глазах манипулятора в более выгодном свете, жертва пытается подчеркнуть свои человеческие достоинства альтруистического характера: «пусть я не очень богатый, зато заботливый», «пусть я не очень красивая, но  добрая». И здесь жертву ловят на слове – манипулятору это придётся очень кстати в дальнейшем.         
Разумеется, конкретные приёмы, используемые социальным хищником, могут варьироваться. Например, женщина – манипулятор может играть в игру «я буду тебя внимательно слушать и говорить то, что ты желаешь услышать», на которую так падки многие мужчины. Подобная тактика даёт манипуляторше
очевидное краткосрочное преимущество перед женщиной, которая прямо говорит в лицо собеседнику, что она о нём думает. 
               Наиболее действенными оказываются тактики, оптимально адаптированные под индивидуальные особенности и уязвимости жертвы. В целом же, важной общей чертой таких манипуляций оказывается очень привлекательное, практически образцовое поведение хищника в первый период их знакомства. Он словно ослепляет жертву притягательным блеском разных своих граней, одновременно пока успешно скрывая свои крайне мрачные, отвратительные оборотные стороны. Порядочный, ответственный человек не стал бы играть в такие игры, так как не видит в них смысла – ведь рано или поздно придётся снять маску и показать своё истинное лицо! Искусный же манипулятор прекрасно понимает: к тому моменту, как жертва начнёт разбираться, что к чему, она уже будет прочно зафиксирована в капкане эмоциональной зависимости. И одной из самых сильных пружин этого капкана будет феномен поведенческой экономики, реализации которого в деструктивных отношениях  посвящена данная работа.   
Переход к следующему этапу – созданию серьёзных утопленных затрат – происходит, когда жертва начинает отчётливо демонстрировать поведенческие маркеры сформированной эмоциональной зависимости. В терминологии, использованной в предшествующих статьях (см. например, «Романтические хищники: искусство обольщения»), это соответствует переходу от «оценивания» жертвы к её активному использованию.
Популярный приём в этой фазе состоит в том, что манипулятор принимается рассказывать о неожиданно появившихся у него «временных трудностях». Возникших, конечно же, никоим образом не по его вине. Его предали, подставили коллеги, друзья, родственники и т.д. А теперь (прежде чем он окончательно разочаруется в людях!) ему, по его словам, остаётся только с надеждой смотреть на жертву, как на последний шанс не утратить веру в человечество. В этот момент манипулятор припоминает своей мишени, как она кичилась перед ним своей добротой и готовностью бескорыстно заботиться. После чего намекает, как он уважает людей, отвечающих за свои слова.
При грамотном подходе со стороны манипулятора утопленные затраты накапливаются деликатно. Сначала хищник аккуратно «просовывает ногу в дверь», заручаясь обещаниями со стороны своей мишени всячески ему помогать. И лишь затем, постепенно, масштабы запрашиваемой «помощи» нарастают, словно снежный ком.
Казалось бы, тот момент, когда манипулятор впервые просит жертву о «помощи» в серьёзных масштабах, является идеальным моментом раз и навсегда сказать ему «давай, до свидания». Однако на практике жертве очень сложно, практически нереально, принять такое решение, как минимум, в силу следующих обстоятельств:
- Она искренне хочет помочь в сложной ситуации (и в отсутствие у них общих знакомых у неё практически нет шансов проверить правдивость его рассказа о якобы переживаемых им трудностях!) человеку, который ей очень нравится. Кроме того, у неё вертится в голове крамольная мысль о том, что, даже в отсутствии у него глубоких чувств по отношению к ней, огромная (в действительности несуществующая) его благодарность ей сильно привяжет его к ней.
- Она уже успела настолько сильно привязаться к нему, что ей страшно подумать о том, что его в её жизни может заменить кто-то другой. Опять – таки, на языке теории социального обмена это можно сформулировать так, что он представляется ей настолько замечательным вариантом, что никто с ним и близко не сравнится, а потому его ей не заменит.        
- Теперь самое время напомнить жертве о том, как в романтическом порыве она стремилась похвастаться своими благородными человеческими качествами. Говоришь, стараешься помогать людям в трудную минуту? Как видишь, у меня сейчас самая что ни на есть такая ситуация! Манипулятор не преминет сказать, как он ценит людей, которые отвечают за свои слова и верны своим обещаниям. А с другими он просто не общается. В результате жертва чувствует, что если она откажется «помогать», то не только совершит предательство, но и навсегда потеряет человека, который, несмотря на непродолжительный период знакомства, уже почему-то стал для неё так много значить.
- При грамотных действиях со стороны манипулятора жертве также очень трудно заметить ту грань, за которой отношения становятся откровенно деструктивными, паразитическими. И жертва, даже несмотря на нехорошие предчувствия, решает пока не предпринимать драматических шагов, и идёт на поводу у манипулятора. В этом случае можно говорить о проявлении феномена варёной лягушки. Согласно байке о варёной лягушке, если бросить данное земноводное в кипящую воду, оно тут же выскочит оттуда «как ошпаренное». Если же поместить лягушку в прохладную воду и нагревать очень-очень медленно, лягушка вовремя не заметит опасного повышения температуры и погибнет.
Конечно же, в случае реальной лягушки, скорее всего, всё будет обстоять в точности наоборот: лягушка, брошенная в кипящую воду, получит несовместимую с жизнью тепловую травму. Лягушка же в постепенно нагреваемой жидкости благополучно выпрыгнет из неё при достижении слишком некомфортной температуры.  
Однако применительно к человеческим отношениям лягушачья метафора может довольно точно описывать обманчиво пологую дорожку, по которой жертва скатывается в пропасть личной драмы. Жертва не получает острую травму и постоянно как бы «адаптируется» к происходящему. В результате основательное отрезвление у жертвы зачастую наступает лишь тогда, когда у неё заканчиваются материальные и моральные ресурсы. И тогда манипулятор уже оставляет её сам, так как с неё попросту больше нечего взять.
Однако даже на этом парадоксальность данного явления часто не заканчивается. Казалось бы, в такой ситуации жертве ничего не остаётся делать, кроме как стараться как можно скорее прийти в себя,  подсчитать убытки и, как бы ни было трудно, двигаться дальше. Увы, зачастую события далее развиваются поистине изумительным образом, когда жертва принимается умолять мучителя не оставлять её. Как можно объяснить столь абсурдно – иррациональное, саморазрушительное поведение?            
К тому моменту, когда возникла эта ситуация, накопились огромные утопленные затраты – жертва вложила не только ощутимые для неё средства, но главное – невосполнимые время и нервную энергию, которые не измерить деньгами, в эти (как выяснилось) разрушительные отношения. Соответственно, в качестве одного из основных психологических механизмов, вызывающих неадаптивную реакцию «цепляния», следует назвать феномен, известный как «отвращение к потере». Ведь на данном этапе безвозвратный разрыв отношений неизбежно означает признание тотального, крайне унизительного проигрыша в данной жизненной ситуации.
Кроме того, признание положения жертвы в отношениях, где человека, по сути, обманом использовали, влечёт за собой не только ощущение горечи разбитых надежд, но и унизительную стигму «лоха», которого «развели». Негативные переживания, связанные с не сложившимися отношениями усугубляются также обидой на несправедливость.
Как следствие перечисленных и ряда иных факторов (по поводу дополнительных причин см. другие статьи, посвящённые деструктивному манипулированию, на freak .sytes. net), некоторые жертвы манипуляторов оказываются в столь сильной эмоциональной ловушке, что позволяют использовать себя неоднократно. Как только человек немного приходит в себя, хищник снова и снова возвращается поживиться. Такой цикл может повторяться несколько раз, пока жизнь несчастной жертвы не превратится в руины не только морально, но и физически. (См. статью «Стрижка Овец»).
К сожалению, такое драматическое развитие отношений является настолько распространённым явлением, что интернет просто кишит статьями, в которых жертву призывают «простить и отпустить обидчика». При этом бросается в глаза, однако, что во многих таких статьях обидчики даже не дифференцируются. Такая позиция, мягко говоря, вызывает недоумение. Ведь если имеешь дело с человеком доброй воли, тем, кто тебя любит, то часто достаточно сделать шаг навстречу, найти правильные слова... а там, смотришь, и отпускать уже будет необязательно, соответственно и обиды сами собой рассосутся. Естественно, такой шаг может оказаться по разным причинам очень сложно сделать, однако принципиальной невозможности, глубоко заложенной в личности человека, при этом, как правило, нет.    
В данной же статье рассматривается совершенно иной, практически диаметрально противоположный случай. Люди, о которых идёт речь здесь, сознательно лгут и манипулируют психикой других, дабы бессовестно использовать их в своих эгоистических интересах, нанося в итоге серьёзный вред. Поэтому советы  представить себе обидчика как человека, который «ошибся» и которому теперь «больно и стыдно», выглядят, учитывая обстоятельства, просто трагикомично. Столь же жалкими выглядят и рецепты типа «написать обидчику три письма, а затем их сжечь». Особенно когда жертву призывают «подарить своему обидчику прощение и безусловную любовь. Извлечь уроки и поблагодарить его за них». Получается, не иначе, «картина Репина», «Лохи пишут письма психопатам».
Нет ничего удивительного, что после подобных «священнодействий» боль и обида внутри пострадавшего человека остаются. Да и куда они денутся, если результат деструктивного взаимодействия, по существу, не изменился?! Манипулятор не просто ушёл безнаказанным, но ещё и остался вполне довольным результатами, вдохновившись на дальнейшие «подвиги» уже с новыми жертвами!
К счастью, есть и другой вариант. Чтобы рассмотреть его, вернёмся к примеру человека, не нашедшего в себе сил уйти с неинтересного фильма. Естественно, у него нет никакой возможности повлиять на содержание картины. У человека же, ставшего жертвой в деструктивных отношениях, есть шанс сделать так, чтобы, как в конце хорошего фильма, злодей был наказан, и восторжествовала справедливость.  Как описывается в настоящей статье, успех представителей тёмной триады и манипуляторов вообще во многом зиждется на их изумительной способности производить ложно благоприятное впечатление на своих будущих жертв. Поэтому, как подробно объясняется в статье «Простить и отпустить», придание гласности мрачной истории неблаговидных поступков может оказаться весьма полезным.
Безусловно, такой акт паблисити не вернёт бывшей жертве ни средства, ни время, ни нервы. Но всё же поможет частично возместить если не материальные, то моральные утопленные затраты за счёт следующих факторов:
- Жертва в известном смысле расквитается с обидчиком. Осознание этого обстоятельства принесёт ей некоторое моральное удовлетворение.
- Манипулятору будет теперь значительно сложнее бесчестно использовать других людей, после того как его поступки были преданы гласности, а потому у потенциальных жертв значительно больше шансов своевременно распознать, с кем они имеют дело. Для пострадавшей же это будет возможностью чувствовать себя полезной людям и снискать их благодарность. Кроме того, для неё это ещё один шанс найти новых друзей, и тем самым обрести дополнительную социальную поддержку. Плюс ко всему, у жертвы более не будет искушения вернуться к обидчику, т.к. предание его мерзкого поведения гласности окончательно расставит все точки над «i» в отношениях между ними. 
- Наконец, сами по себе не просто приобретённые, но применённые и обнародованные новые знания принесут не только практическую пользу, но и эстетическое удовлетворение.
Что же касается «работы над собой», важно отметить следующее. По своему характеру, согласно классификации, изложенной в статье «Люди, не ведающие страха и обиды», жертвы манипуляторов часто являются «невротиками». Это, как объяснялось в упомянутой статье, предполагает сильную склонность к определённой временной перспективе, а именно жить не «здесь и теперь», а либо воспоминаниями о прошлом, либо мыслями о будущем. Подобная временная ориентация столь отчётлива, что обнаруживается не только посредством психометрических инструментов (см. например, популярный опросник временной перспективы Ф. Зимбардо freak .sytes. net/ztpi.pdf ; примечательно, что в ситуации, рассматриваемой в данной статье, согласно шкале Зимбардо жертва будет демонстрировать картину «негативного прошлого», в то время как «хищник» - «гедонистическое настоящее»), но и может быть подмечена даже неподготовленным наблюдателем в ходе общения с человеком. Нетрудно понять, что в описываемой здесь посттравматической ситуации ориентация на прошлое только усугубляет негативный эмоциональный фон, мешая тем самым жертве двигаться вперёд по жизни, строить новые отношения, не оглядываясь постоянно на болезненный опыт.
В этом плане представляют интерес недавние результаты Эндрю Хафенбрака и его коллег. Они показали, что медитация, ориентированная на развитие осознанности, способствует снижению эффекта утопленных затрат. (Подробнее об используемых при этом техниках и лежащей в их основе идеологии можно прочитать, например, в книге Джона Кабат-Зинна «Куда бы ты ни шёл - ты уже там»). Такой результат не удивителен, так как осознанность предполагает фокусировку временной перспективы на «здесь и сейчас». Впрочем, ради справедливости стоит также отметить следующий момент. Коррекция временной перспективы требует значительных усилий. Необходимо понимать, что любая психотерапевтическая процедура – это серьёзная работа не только специалиста, но и клиента/пациента. Не стоит рассчитывать, что достаточно комфортно устроиться, скажем, на кушетке у психоаналитика – и она чудодейственным образом впитает приносящий столько страданий невроз. Исправление же временной перспективы представляет собой весьма трудоёмкий процесс, особенно в случаях, когда она оказывается завязанной на органические факторы внутри индивида.
Важно отметить также следующее. Как следует из настоящей статьи, манипуляция утопленными затратами может оказаться очень действенной. А потому у кого-то может возникнуть желание использовать её как механизм влияния на другого человека для достижения своих не самых благородных целей. Хотелось бы предостеречь против этого даже тех, у кого на сей счёт нет моральных «тормозов». Безусловно, сформированная таким образом «любовная зависимость» может оказаться очень прочной. Однако накопившийся у жертвы заряд негативных эмоций в сочетании с попранным чувством справедливости рано или поздно неизбежно приведут к трансформации изначально самых добрых чувств в едва ли не полную их противоположность. А поскольку совсем отпустить обидчика будет очень сложно, жертва будет искать с ним хотя бы чисто символический контакт, дабы реализовать жажду мести. И даже если (как, скорее всего, и будет обстоять дело из-за неблагоприятного баланса сил) жертва не решится на открытую конфронтацию, она будет всячески проявлять враждебность – от пассивной агрессии до пакостей за спиной. Об этом всегда следует помнить.
Подводя итог, хотелось бы выразить надежду, что лучшее понимание удивительных закономерностей психики позволит разным людям вести себя если не более рационально, то, по крайней мере, более разумно и дружелюбно.

Люди, не ведающие страха и обиды
fMRI, мозг
predatorymind
scared_man
В разговорах разных людей часто приходится слышать призывы: «Не бойся!», «Не обижайся!» Очевидно, говорящие при этом предполагают наличие у собеседника способности в той или иной мере контролировать подобные проявления. Если же говорить в целом о восприятии феномена страха в массовом сознании, то обыденное мышление обычно наделяет людей примерно одинаковой потенциальной способностью управлять своим страхом. Индивидуальные различия приписываются силе воли, работе над собой и тому подобным вещам. Соответственно, люди (и в первую очередь мужчины), не способные управлять проявлениями страха, встречаются даже не с осуждением (осуждают обычно людей, которые могут, но не хотят), а с презрением (как слабые люди, неспособные контролировать даже самих себя). Такое отношение может возводиться в ранг государственной политики. Так, в СССР идеологическая система уделяла большое внимание «воспитанию» в юношах смелости. Несомненно, это делалось в первую очередь из милитаристских соображений, так как в молодых людях видели будущих «защитников Родины». На Западе отношение было более просвещённым, и признавалась автономия личности в этом вопросе. Правда, бытовое сознание по-прежнему возлагало на личность персональную ответственность за непопулярный «выбор».     
В действительности же, как по мере накопления наших знаний становится всё яснее, по предрасположенности к страху все люди оказываются в разных точках некоторой условной шкалы, на противоположных полюсах которой находятся «психопаты» и «невротики». Термин «психопат» мы здесь понимаем в соответствии с контрольным списком Р. Хэра (пункты контрольного списка с пояснениями согласно официальному руководству см. на freak .sytes. net). Хотя отношение к страху не входит непосредственно в контрольный список Р. Хэра, ещё Х. Клекли в своём классическом труде «Маска вменяемости» упоминал отсутствие у психопатов «нервозности» или психоневротических проявлений. Для невротиков же характерна тревожность и негативная эмоциональность.
              Имеет ли смысл подробно рассматривать эти крайние, заведомо «клинические» случаи? Несомненно! С одной стороны, с учётом тех, кто не обращается за помощью к специалистам, численность невротиков уходит в десятки процентов населения. Косвенным свидетельством тому может служить также количество и высокая посещаемость ресурсов в интернете, где участники дискуссий обсуждают свои соответствующие симптомы и возможные пути их устранения. Кроме того, даже у человека без выраженной патологии неприятные невротические проявления могут возникнуть в условиях травматической ситуации. С другой стороны, конечно, психопатов всего один процент, но зато какой!
Оказывается, что проявления страха в этих двух диаметрально противоположных случаях существенно отличаются, причём не только количественно, но и качественно. Прежде чем перейти к изложению этих различий, сделаем важную терминологическую оговорку. Во многих случаях, когда в обиходном разговоре речь идёт о страхе, на самом деле имеется в виду то, что технически более точно назвать тревогой. Не приводя в данной популярной статье точных определений, поясним различие между этими явлениями на примере.
Представим себе человека, внезапно встретившего в лесу медведя. В этой ситуации человек  испытывает страх, сопровождающийся физиологическими проявлениями, порой столь драматическими, как «медвежья болезнь» (императивная диарея). Если же человек, идя по лесу, постоянно испытывает дискомфорт в опасении, что из-под какого-нибудь куста выползет змея, это тревога. Как видно из приведённых примеров, важным отличием этих случаев является разница во временной ориентации.
Подобная временная перспектива будет играть для нас центральную роль в дальнейшем обсуждении, пожалуй, наиболее фундаментального и драматического примера страха.  Полный список того, чего люди могут бояться, очень велик, практически не ограничен. Однако при этом можно выделить некоторые основополагающие аспекты, связанные со страхом того, от чего никуда не деться. Так, боясь встреч со змеями, можно избегать поездок в местности, где их достаточно много. Опасаясь высоты, можно жить исключительно на нижних этажах, не подходить к обрывам и т.д. Но, как это ни печально, человеку рано или поздно не избежать встречи с собственной смертью. Естественно предположить, что осознание скорого и неминуемого прекращения собственного существования вызывает самый сильный по интенсивности страх. Например, такой страх возникает у человека, оказавшегося в падающем пассажирском самолёте, когда ничего нельзя сделать, чтобы спастись.   
Поскольку человек фактически не может долго просуществовать в условиях очень высокой реальной опасности (т.к. попросту погибнет от одного из угрожающих факторов), с таким чудовищным страхом он может встретиться от силы несколько раз в жизни, да и то, если из какой-то ситуации, казавшейся гибельной, ему удаётся спастись. Таким образом, этот предсмертный страх (в форме именно страха, а не тревоги), не может нарушать качество жизни человека на протяжении подавляющей её части. Вероятно, имея в виду подобный аргумент, древнегреческий философ Эпикур (341-271 до н.э.) говорил: «Самое страшное из зол — смерть — не имеет к нам никакого отношения, так как, пока мы существуем, смерть еще отсутствует; когда же она приходит, мы уже не существуем».
Однако жизнеутверждающий аргумент Эпикура справедлив лишь в том случае, если человек постоянно живёт настоящим моментом, «здесь и теперь». Чтобы рассмотреть, как может обстоять дело в случае невротика, вернёмся снова к примеру самолёта, терпящего катастрофу. Безусловно, как уже отмечалось, человек не может постоянно жить в реальном предсмертном страхе. Однако он может многократно «растянуть» некоторое подобие таких ощущений посредством тревоги. Это может достигаться навязчивым проигрыванием в своём воображении предполагаемых предсмертных сцен. Например, когда человек летит в самолёте, он может то и дело представлять себе предсмертный ужас, связанный с неизбежной авиакатастрофой. Возникают также эффекты более высокого порядка, когда человек ещё за несколько дней до вылета начинает беспокоиться, буквально места себе не находя при мысли о том, как он полетит и какие при этом могут возникнуть ситуации.
Это приводит к двоякому действию. С одной стороны, тревога может стать настолько невыносимой, что человек в итоге всё чаще принимает решение в принципе избегать встречи с потенциально угрожающей ситуацией, например, полётов на самолётах. С другой – человек может по-прежнему собираться лететь, однако чем ближе «час Х», т.е. дата вылета, тем больше тема потенциальной угрозы довлеет в его сознании.
Несмотря на разные ключевые проявления упомянутого эффекта, смысл его, по сути, один: человек в тот период, когда чувствует угрозу, по сути, не живёт полной жизнью, не может быть полноценно счастлив, так как подобно пресловутой  ложке дёгтя постоянная тревога отравляет его существование.
А поскольку жизнь подбрасывает всё новые поводы, такое тревожное состояние может стать практически непрекращающимся. Образно выражаясь, человек словно постоянно живёт с комом в горле, мешающим ему вздохнуть полной грудью. Примечательно, что на соматическом уровне такие люди нередко испытывают чувство неудовлетворённости вдохом и ощущение кома в горле.
Чем старше становится человек, тем ближе финал его жизни. Для невротика драматические переживания по этому поводу могут значительно усугубляться трагическим осознанием того обстоятельства, что он ведь и не жил толком. Потенциально лучшие годы жизни – юность и молодость, фактически прошли мимо него, будучи наполнены до краёв тревогой и негативными эмоциями. Человек теперь живёт не только тревожными мыслями о будущем, в котором его ждёт вечное небытие, но также тоской по прошлому, в котором у него ещё были возможности, теперь уже безвозвратно упущенные.
Ориентация на прошлое может также становиться серьёзным препятствием на пути к тому, что могло бы составить главную радость жизни. Согласно данным опросов, значительная часть обычных людей видит основной источник счастья в формировании гармоничных взаимоотношений, в первую очередь – близких отношений с человеком противоположного пола. Но здесь у многих невротиков возникают  существенные сложности.
В процессе формирования отношений кардинальные различия между психопатами и невротиками обнажаются особенно остро. Как объяснить успешность психопатов в этой сфере, особенно удивительную в свете бесперспективности долгосрочных отношений с ними? (См. по этому поводу также статью «Романтические хищники. Искусство обольщения»:
freak .sytes. net/romantic.html‎ ).  Безусловно, психопаты уделяют большое внимание своему внешнему виду, во всяком случае, по сравнению с невротиками, более сосредоточенными на своих внутренних переживаниях. Если же говорить о внутренних факторах, то важный вклад в обаяние психопата вносит то обстоятельство, что поведение в новых ситуациях представляет собой его сильную сторону. Объяснить это можно следующим образом. Новая ситуация – будь то устройство на работу или романтическое знакомство – обычно требует от человека значительной мобилизации его ресурсов. Приходится принимать во внимание множество различных правил и условностей.  На человека сразу обрушивается шквал новой информации. В то же время, в соответствии с законом Йеркса – Додсона, трудные задачи лучше всего решать в условиях низкого эмоционального возбуждения. Таким образом, хладнокровный психопат чувствует себя в такой ситуации, как рыба в воде. Для невротика же любая нетривиальная новая ситуация представляет собой сильный стресс. Соответственно, уровень его функционирования в решении даже умеренно сложных задач зачастую оказывается просто жалким. Такое различие между психопатами и невротиками особенно драматически проявляется в социальных ситуациях, где производимое первое впечатление оказывается определяющим для дальнейшего развития знакомства.
И со временем разрыв между ними становится всё больше и больше. Психопаты постоянно знакомятся с самыми разными новыми людьми, постоянно совершенствуя в общении с ними свои социальные навыки. Если кто-то из новых знакомых не идёт с ними на контакт, они невозмутимо забывают этого человека и переходят к следующему. Невротики же, получив от ворот поворот (который они к тому же, с характерной для них тенденцией к негативной интерпретации, истолковывают самым унизительным для себя образом), начинают избегать общества людей, уходя порой в полную социальную изоляцию. И тем самым лишают себя возможности совершенствовать свои и без того скудные навыки общения с людьми.  Когда же невыносимое чувство одиночества заставляет подобных отшельников снова искать контакта с другими, их неуклюжие попытки найти взаимопонимание нередко вызывают отвержение окружающих. К тому же, когда, например, юноша – невротик пытается познакомиться с девушкой, в его памяти невольно всплывают все те, что отвергли его, «послали», использовали в своих корыстных интересах, или ещё как-то иначе растоптали его чувства. Возникающий при этом негативный эмоциональный фон и сильный «ментальный шум» весьма неблагоприятно сказываются на функционировании невротика в такой ситуации. Как следствие, он производит на другую сторону резко негативное впечатление робкого, не уверенного в себе «тормоза», что влечёт за собой соответствующие организационные решения по отношению к нему,  ещё больше подрывающие самооценку невротика.
После нескольких таких мучительных циклов ухода в себя, а затем новых бесплодных поисков, вместо уверенности в себе у невротика формируется ощущение выжженных у него на лбу букв «Н», что означает «неисправимый», «никчёмный», «неудачник», или что-нибудь в этом роде. Такое самовосприятие способствует ещё более быстрому раскручиванию разрушительного маховика самоисполняющегося пророчества. 
Если же смотреть в целом на страх и тревогу у психопатов, то по сравнению с колоритными проявлениями их у невротиков, здесь не наблюдается ничего примечательного. Столкнувшись с непосредственной угрозой, психопаты хладнокровно, не теряя самообладания, пытаются минимизировать риск. Обращает на себя внимание также отсутствие соматических проявлений: "Когда я грабил банки, я замечал, что кассиры начинают трястись или теряют дар речи. Одна так вообще облевала все деньги! Должно быть, ей было очень плохо, но я не знаю, почему. Если бы ктото направил на меня пистолет, я бы, наверное, тоже испугался, но меня бы уж точно не стошнило". (цит. по книге Р. Хэра «Лишённые совести. Пугающий мир психопатов»).
На подобном различии в соматических реакциях основан простой способ прикинуть, где на шкале пугливости от психопатов до невротиков расположен тот или иной человек. (Не пытайтесь повторить самостоятельно, тем более на близких!) Для этого нужно незаметно подкрасться к человеку сзади и издать очень громкий звук, например, резко крикнуть. «Психопат» при этом может изумлённо обернуться, выразить недовольство или даже проявить агрессию, но в остальном даже не вздрогнет. «Невротик» же при этом аж подпрыгнет, или скорей пригнётся. И какое-то время после этого не сможет прийти в себя, рассказывая, как он(а) чуть не умер(ла) от разрыва сердца, чуть не упал(а) в обморок и так далее.
Примечательно, что с эволюционной точки зрения страх является гипертрофированной изначально адаптивной реакцией. Он помогал нашим предкам выжить, своевременно предпринимая разумные действия для обеспечения собственной безопасности и тем самым избегая трагической развязки. Однако в некоторых современных ситуациях такая реакция оказывается совершенно неуместной, как можно видеть, если ещё раз вернуться к уже рассмотренному примеру полёта на самолёте. В самом деле, сколько бы ни боялся человек, сидя в пассажирском кресле, у него нет никакой возможности благоприятно повлиять ни на исправность воздушного судна, ни на грамотность действий пилота, ни на какие-либо иные факторы, от которых может зависеть благополучный исход полёта. Поэтому можно сказать в прямом смысле слова, что он напрасно волнуется.
Пример с самолётом показателен также и в следующем смысле. Статистика катастроф отчётливо демонстрирует, что пассажирский авиационный транспорт как средство передвижения ничуть не опасней собственного автомобиля.  Статистика же человеческих фобий показывает совершенно иную картину. Безусловно, такой эффект может быть частично объяснён «эвристикой доступности», когда впечатлительным людям легко приходят на память сцены авиакатастроф из ТВ-репортажей. Автомобильные же аварии показывают лишь изредка, обычно, когда разбилась какая-нибудь знаменитость. Немаловажно и другое обстоятельство. У человека, сидящего за рулём, есть ощущение контроля над ситуацией. И совершенно иные чувства возникают при мысли о том, как что-нибудь отказывает в самолёте...                                        
Возможно, после прочтения предшествующего материала статьи у многих читателей, особенно тех, кто знает за собой невротические черты, могло возникнуть желание развить у себя «психопатические» свойства. В первую очередь это касается стремления жить в настоящем, «здесь и сейчас». Оказывается, однако, что такая временная ориентация, в том виде как она проявляется у психопатов, имеет серьёзные негативные стороны.
Для них, «узников настоящего», прошлого уже нет. Соответственно, они не в состоянии извлечь из него содержательные уроки. Так, уже упоминавшийся ранее Х. Клекли сильно недоумевал, наблюдая своих пациентов. Вначале их арестовывала полиция. Однако, будучи доставленными в полицейский участок, они принимались разыгрывать сумасшествие, после чего их отправляли в соответствующий госпиталь, как говорится, «до выяснения». Клекли допытывался: неужели, <совершая противоправные поступки>, ты не понимаешь, что в итоге снова окажешься у меня, где тебя в очередной раз закроют в палату с шизофрениками?! Психопат при этом принимался очень убедительно изображать раскаяние, понимание ошибочности и пагубности своего поведения. В результате, после психиатрической экспертизы его выпускали на волю. Однако стоило ему там оказаться, как он принимался снова выписывать фальшивые чеки, заниматься мелкими кражами и мошенничеством, после чего опять оказывался сначала в полиции, а затем в психиатрической больнице.
Если прошлого уже нет, то будущего ещё нет. Психопаты то и дело совершают импульсивные поступки, исходя из своих потребностей в текущий момент, и не учитывая возможные негативные последствия своих действий. Особенно драматическое различие во временной перспективе психопата и невротика проявляется в следующей ситуации. Если психопаты имеют выраженную тенденцию быть хищниками по жизни, то невротики склонны быть жертвами. Их взаимоотношения часто приводят к тому, что психопат обманывает или каким-то иным образом использует невротика. Когда ресурсы жертвы исчерпаны, психопату приходится двигаться дальше. Казалось бы, на этом все? Но нет, не всё так просто!
Психопаты и невротики кардинально различаются не только склонностью к страху, но и обидчивостью. Если кто-то перейдёт дорогу психопату, то психопат может расправиться с провинившимся со всей жестокостью своей бессердечности. Основным мотивом психопата будет при этом поддержание в свою пользу столь важного для него баланса власти. Он чувствует потребность ответить на вызов. Таким образом, образно выражаясь, психопаты не обижаются, но принимают немедленные меры. Если же у психопата нет на данный момент возможности расквитаться, он может отвлечься на другие задачи и тем самым фактически забыть. Невротик же не забудет! Даже если у него скверная память, он будет то и дело навязчиво освежать боль обиды, переживая её снова и снова. Чтобы радикально заглушить эту боль, ему нужно удовлетворить жажду мести. Не решаясь осуществить возмездие в открытом поединке с более сильным соперником, невротик будет стараться использовать возможность воткнуть ему нож в спину. А если и это сделать боязно, то всадить пулю промеж лопаток с безопасного расстояния из снайперской винтовки. Впрочем, к счастью, в большинстве случаев возмездие оказывается менее убийственным, как то: написать на обидчика донос/жалобу, распустить про него слух/сплетню и т.д.
Что же даёт приведённый анализ остальным, «нормальным» людям? Важно осознать, что каждый человек занимает определённую позицию на указанной шкале. Понимание собственного положения помогает познать себя. Свои возможности, ограничения и уязвимости. Кроме того, важно разобраться в людях, которые нас окружают, рядом с которыми мы идём по жизни. Это поможет нам научиться связывать с ними реальные ожидания. Многие негативные эмоции и обиды на других людей связаны с тем, что люди склонны видеть в поведении человека злой умысел там, где его нет. От другого человека чудесным образом ожидают, что он «возьмёт себя в руки», когда на самом деле для таких ожиданий нет основания. Ведь, если посмотреть на вещи реально, каждый психопат умрёт психопатом, а каждый невротик – невротиком.
После знакомства с рассмотренными крайними случаями может возникнуть вопрос: а может ли человек, находящийся на одном из полюсов, хотя бы немного скорректировать своё поведение, дабы сделать его не столь неадаптивным? К сожалению, что касается психопатов, то в настоящее время ответ однозначно нет. Они даже не считают, что проблема в первую очередь в них – ведь страдают от их действий в основном другие люди! В то же время, безусловно, завидовать психопатам глупо, т.к. даже несмотря на чудовищное растранжиривание при своём паразитическом, вредительском образе жизни чужих средств, им проблематично найти долгосрочные источники радости. 
Что же касается невротика, то подробно описанная в настоящей статье временная перспектива может быть до некоторой степени скорректирована с целью достижения большей концентрации на текущем моменте, «здесь и теперь». Для этого применяются различные приёмы – от многовековой традиции восточных практик, таких, как медитация, до самых современных подходов в психотерапии и психофармакологии. Однако, несмотря на разнообразие используемых подходов, они дают в лучшем случае лишь переменный успех. Особенно неприятны ситуации, когда в основе состояния человека лежит органическая причина, не подлежащая радикальной коррекции. Да и в любом случае, полностью изменить природную предрасположенность проблематично. Ситуация с характером человека скорее напоминает персонажей ролевых компьютерных игр: даже невротик восьмидесятого уровня не может сравниться по своему бесстрашию с самым захудалым психопатом! 
Поэтому, с одной стороны, конечно, замечательно, когда человек пытается исправить своё неприятное состояние. Казалось бы, чем больше старается, тем лучше? Однако в действительности не всё так просто. И потому разумнее руководствоваться древней мудростью о том, что стоит основательно разобраться, что ты можешь изменить к лучшему, и прикладывать разумные систематические усилия в этом направлении. Но важно также смириться с тем, чего ты не в состоянии изменить. Применительно к конкретному случаю это означает учиться жить со своим неврозом, настолько, насколько он это позволяет.
К сожалению, последнее оказывается непросто сделать, когда отовсюду на больную голову сыпется оголтелая реклама, сулящая всем страдальцам научить их, как перестать тревожиться и наконец «начать жить по-человечески». За определённую мзду, разумеется. Которую, естественно, несчастные «лохи» уплатят независимо от достигнутого результата. В результате, невротики отдают порой последние средства (которые в силу особенностей их характера и темперамента к тому же достаются им неизмеримо труднее, чем тем же психопатам), получая взамен в лучшем случае лишь маргинальный положительный эффект.
Знания относительно обсуждаемых в статье драматических вариаций человеческой личности важно и для обычных людей, хотя бы в плане формирования оптимальной тактики взаимодействия с людьми, близкими к упомянутым выше полюсам.
С психопатом оптимальной стратегией практически неизменно будет избегание контактов с ним при наличии такой возможности. Что же касается невротика, то основной вопрос, который предстоит решать по отношению к нему,- стоит ли принимать человека таким, каков он есть. И даже в случае отрицательного решения этого вопроса, совершенно недопустимо возмутительное поведение, которое, к сожалению, практикуют многие. Когда человеку презрительным тоном сообщают его унизительные характеристики, соответствующие личностным параметрам, по которым он кого-то не устроил. Например, женщина может сказать мужчине, что он трус, слабак, неудачник и так далее. Естественно, такое поведение не только сомнительно с этической точки зрения, но и совершенно абсурдно в своей глупости. В самом деле, если человек тебя не устраивает – так не общайся с ним, предоставь это тем, кого он устроит таким, какой он есть. Упомянутым же здесь поведением ты только наживаешь себе врагов на ровном месте! Как уже упоминалось, невротики очень обидчивы и мстительны. Даже если такой человек не решится сразу пойти на открытую конфронтацию, есть масса эффективных способов нагадить человеку исподтишка. Особенно в нынешнюю эру информационных  технологий. Так стоит ли портить себе жизнь ради сомнительного удовольствия продемонстрировать кому-то своё презрение?!
Подводя итог, хотелось бы выразить надежду, что лучшее понимание природы индивидуальных различий в проявлении таких базовых эмоций, как страх, позволит людям с большим пониманием относиться друг к другу и строить более гармоничные взаимоотношения.

Адская женщина к востоку от рая
fMRI, мозг
predatorymind
jane-seymour

Великие произведения мировой литературы могут играть в нашей жизни удивительную роль. Среди многообразия портретов мы можем встретить человеческие характеры, с какими никогда не сталкивались. В том числе такие, с которыми лучше вообще не пересекаться на жизненном пути. Ведь есть люди, встреча с которыми имеет повышенные шансы оказаться если не смертельной для нас, то очень болезненной. Именно такого человека мы встречаем в романе Джона Стейнбека «К востоку от рая». Как пишет автор, «Я верю, что у человеческих родителей порой рождаются монстры. Но если одни появляются на свет без рук, без ног, другие рождаются без зачатков доброты или совести». Однако, в последнем случае человек с виду, скорее всего, будет выглядеть совершенно нормальным. Как пишет Стейнбек о своей героине, «словно намеренно маскируя коварный подвох, природа одарила Кэти ангельской внешностью». 
В период написания романа Стейнбека об особенностях этих людей было известно лишь сравнительно узкому кругу специалистов, таких как психиатр Х. Клекли, чья книга «Маска вменяемости» впервые увидела свет в 1941 году. С тех пор прогресс знаний в этой области значительно расширил наши сведения и сделал (по крайней мере, на Западе) их более доступными широким кругам образованной публики. В начале двухтысячных годов канадские психологи Делрой Паулхус и Кевин Уильямс стали использовать словосочетание «тёмная триада» для обозначения трёх наиболее одиозных аномалий человеческой личности: макиавеллизм, нарциссизм, психопатия (подробнее о психологии людей с такими аномалиями личности и о том, как их распознать, можно прочитать на специализированном ресурсе, посвящённом этой проблематике: «Хищники и жертвы среди нас. Психология психопатов и других представителей тёмной триады» freak .sytes. net). С тех пор термин получил широкое распространение в специализированной литературе. Для нас же здесь он будет иметь значение как собирательная характеристика черт личности одной из главных героинь рассматриваемого произведения.
Показательно также, что персонаж Стейнбека, о котором пойдёт речь в статье, узнаваем. Так,  М.Е. Томас (псевдоним) в своей книге «Откровения социопатки» неоднократно сравнивает себя с героиней Стейнбека. (Терминологическое примечание: Автор настоящей статьи использует слова «социопат» и «психопат» как синонимы, предпочитая «психопат», т.к. термин «социопат», хотя и распространён в обиходной речи, не имеет под собой признанной нозологической единицы. «Психопатия» здесь понимается диагностируемой на основании контрольного списка Р. Хэра (контрольный список с пояснением каждого из пунктов можно найти на freak .sytes. net). По отечественным меркам это примерно соответствует тому, что в своё время классик российской/советской психиатрии П.Б. Ганнушкин называл «антисоциальный психопат»).
На самом деле, вероятно, на основании материала романа мы не можем утверждать однозначно, что Кэти была психопатом. В её действиях, как их описывает Стейнбек, слишком много предусмотрительности, расчётливого планирования на будущее, приводимого затем в исполнение, которые могут быть не под силу слишком импульсивным психопатам. Тем не менее, можно сказать с уверенностью, что Кэти демонстрирует черты личности, характерные для представителей тёмной триады. Они ярко проявлялись в тех деструктивных методах, которыми она достигала своих целей.
Так, с ранних детских лет центральную роль в её взаимодействии с окружающими играла ложь. Благодаря такой лжи Кэти прекрасно удавалось формировать в сознании других людей выгодное ей представление о себе. В частности, хотя у её отца неоднократно возникали некомфортные подозрения, её родители фактически всё время жили, как говорят американцы, «в раю для дураков» относительно собственной дочери.
В период, когда происходит действие романа, женщины занимали незавидное положение в обществе. Стейнбек неоднократно подчёркивает, сколь тяжёлой была тогда женская доля. Однако перед Кэти открываются удивительные возможности именно благодаря использованию чисто «женских» механизмов влияния на мужчин.
«Почти каждый человек прячет в себе какие-нибудь неуёмные желания и влечения, страсти и чувства, готовые прорваться в любой миг; спокойная поверхность нередко скрывает под собой рифы эгоизма, алчности и похоти. Большинство из нас либо держат свою природу в узде, либо дают ей волю тайком. Кэти не только умела видеть людей насквозь, но ещё и знала, как использовать их низменные наклонности к своей выгоде.           
Кэти была еще весьма юным созданием, когда поняла, что секс, со всеми сопутствующими ему томлениями и страданиями, ревностью и запретами, волнует и бередит человека сильнее, чем все другие страсти. А в те времена секс бередил людей даже мучительнее, чем сейчас, так как сама эта тема не подлежала обсуждению, её старательно обходили молчанием. Каждый скрывал полыхавший в нем огонь и на людях делал вид, что ничего такого нет и быть не может. Однако едва пламя из твоего маленького ада вырывалось наружу, ты оказывался беспомощным перед ним. Кэти поняла, как, правильно управляя этой стороной человеческой натуры, можно надолго и прочно подчинить себе почти любого. Секс был и мощным оружием, и средством шантажа. Устоять против такой силы мало кто мог».
Когда Кэти было десять лет, мать застала её лежащей на полу сарая со связанными руками, «юбка ее была задрана. Девочка была раздета по пояс, а рядом, нагнувшись над ней, стояли на коленях два мальчика лет четырнадцати». В результате, мальчиков жестоко выпороли отцы, после чего «обоих с одобрения родителей отправили в исправительный дом». И, естественно, никто не поверил мальчикам, что Кэти всё инсценировала сама,- их попытки оправдаться в итоге лишь ужесточили наказание.
Особое презрение у представителей тёмной триады вызывают люди, воспринимаемые ими как слабые  – добрые, доверчивые, отзывчивые, не способные к насилию. Таков был учитель латыни у Кэти – бледный, чувствительный «молодой человек. Он был юноша тихий и свою судьбу неудачника принимал смиренно. В глубине души он считал, что Господь отверг его, и справедливо отверг».
Кэти захотелось поиграть с ним: сначала разжечь в нём сильное чувство, а затем растоптать его. Учитель усердно молился, тщетно пытаясь совладать с дьявольским влечением к Кэти, однако в итоге   покончил жизнь самоубийством прямо в церкви.
Представителям тёмной триады также свойственно очень практичное отношение к собственным родителям. Когда родители исчерпывают свою функцию заботы о своих чадах и становятся обузой, от них избавляются. Кэти сделала это весьма радикальным способом. На какое-то время она изобразила из себя  столь примерную помощницу, что отец доверил ей код от семейного сейфа. Тогда Кэти забрала деньги, после чего сожгла обоих родителей заживо вместе с домом, где все они жили до этого.
Угробив таким образом собственных родителей, Кэти отправляется покорять «хозяина шлюх» мистера Эдвардса. Однако у неё были более интересные планы, нежели работа проституткой. Используя то обстоятельство, что даже у весьма солидного мужчины есть свои слабые места. У мистера Эдвардса были значительные денежные средства, была семья, однако во всём этом не было огня страсти. Кэти знала, как привнести в его жизнь недостающее.
Крайне неприятное для Кэти развитие событий в истории с мистером Эдвардсом было связано со следующим обстоятельством. Когда Херви Клекли каталогизировал характерные черты своих пациентов, он не мог не обратить внимания на «Чудное и неприглядное поведение в пьяном виде». Естественно, и многие нормальные люди могут в пьяном виде вести себя не лучшим образом, однако для людей с обсуждаемыми патологиями личности ситуация примечательна тем, что у них под влиянием алкоголя может сваливаться «маска вменяемости». Кэти знала это за собой, а потому всячески уклонялась от совместного распития с мистером Эдвардсом. До тех пор, пока однажды тот не настоял на своём. И тогда ему совершенно не понравилось слышать нечто вроде: «Ты жирный слизняк! Да что ты знаешь обо мне?! Неужели ты думаешь, я не могу читать все твои низменные мысли? Хочешь, я тебе кое-что расскажу? Тебе интересно, где такая милая девочка, как я, научилась разным штучкам? Я тебе расскажу! Я научилась им с колыбели – ты слышишь меня? – с колыбели! Я работала в местах, о которых ты никогда не слышал, четыре года!.. Я знаю каждый нерв твоего вшивого тела и знаю, как его использовать!»...
Следующей полезной находкой Кэти стал её муж Адам Траск. У Адама непросто складывалась жизнь. В детстве его жестоко избивал, а однажды лишь по счастливой случайности не убил, сводный брат Карл. Карла выводило из себя, что отец больше любит Адама. Отец же отправил Адама в армию, мотивируя своё решение тем, что «ты не умен. Ты не знаешь, чего хочешь. В тебе нет необходимой злости. Ты позволяешь помыкать собой.  Иногда мне кажется, ты просто слюнтяй и всю жизнь просидишь в дерьме». После армии Адам прошёл через бродяжничество и каторжные работы. Получив наследство отца, Адам купил ферму, и теперь пытался превратить её в райский сад. А Кэти стала его любимым цветком в этом саду. Он словно пытался обрести, наконец, смысл своей жизни в том, чтобы о чём-то и о ком-то заботиться.  
Подобрав Кэти, избитую до полусмерти мистером Эдвардсом, Адам не стал пытаться разобраться, кто она на самом деле, что очень быстро понял Карл, проникшийся к ней неприязнью. Адам верил в её ложь подобно тому, как он всю жизнь наивно доверял людям. Адам словно желал отгородиться от реальности в своей сказке. Не замечая, как его жена спала с его братом, напоив Адама своим обезболивающим наркотиком. Даже когда Кэти едва не умерла от массивного кровотечения, пытаясь прервать беременность с помощью вязальной спицы, она наврала врачу, мол, у неё плохая наследственность, и тот пообещал не сообщать мужу про её попытку избавиться от ребёнка.
В этой истории очень показательно также, что Кэти видела в агрессивно-враждебном Карле в некотором роде родственную душу, другого хищника, в противоположность вечной жертве – Адаму, которого она всячески презирала и которым брезговала как мужчиной.
Частичное отрезвление (перешедшее в затяжную депрессию) у Адама наступило лишь тогда, когда Кэти, родив близнецов (один из которых был похож на Карла, другой – на неё), ушла от него. На вопрос Адама «а как же дети?», Кэти предложила ему бросить их в один из выкопанных им колодцев. А когда он попытался воспрепятствовать ей, она выстрелила в него из пистолета, тяжело ранила и едва не убила.
Следующей жертвой Кэти стала добродушная одинокая женщина по имени Фей, содержавшая «бордель с человеческим лицом». Кэти удалось настолько втереться к ней в доверие, что та стала воспринимать её как дочь. Фей даже сделала Кэти своей главной наследницей, не желая, чтобы её новоиспечённая дочь работала шлюхой. После чего уход Фей из жизни в результате передозировки обезболивающими (у Фей к тому же ещё было слабое здоровье) стал вопросом недолгого времени.
Годы спустя Адам, выпив для храбрости, находит в себе силы навестить Кэти в притоне, который она унаследовала от Фей и превратила в логово садизма. Выпив алкоголя сама, Кэти начинает с ним откровенничать. Рассказывает ему о том, какое удовлетворение ей доставляло использовать людей. И, словно оправдывая свою жестокость, рассказывает о лицемерии окружающих. Которое она проиллюстрировала примерами из своей «работы». Так, она показала ему фотографии сенатора от штата Калифорния, который собирается баллотироваться в Конгресс. Отца четверых детей, с сиськами, как у женщины, который любит, когда его стегают плёточкой. Потом Кэти демонстрировала изображения профессора философии в университете, который специально приезжает из Беркли, чтобы ему в лицо плеснули из туалета. Затем монаха-иезуита, который также тот ещё извращенец. Рассказывала о своей власти над этими видными людьми, чьи фотографии она может, если что, придать гласности.   
Адам теперь, наконец, видит реальную Кэти, и даже отказывается с ней переспать, когда она ему предлагает сама. Она пытается его унизить, рассказывая ему о том, что его дети – на самом деле не его дети.  Ведь она Адаму позволила приблизиться к себе лишь один раз, предпочитая его брата Карла. После этого Адам снова отказывается переспать с ней. Чувствуя, как теряется власть над Адамом, Кэти уже не презирает его, но ненавидит и приходит в ярость. Она даже сигнализирует своему вышибале избить Адама.
Когда Адам рассказал о похоронах Сэма Гамильтона, принимавшего роды у Кэти, она сказала, что рада смерти Сэма. Кэти, по её словам, всегда хотелось убить Cэма. И она непременно сделала бы это, будь у неё такая возможность, настолько она ненавидела его. Кэти даже укусила Сэма, когда он принимал у неё роды. Настолько сильно, что у него рука потом долго нарывала. Раньше, по словам Сэма, так сильно его кусала только сука колли. Мол, Кэти не помешал бы намордник. Но почему же Кэти так относилась к человеку, который делал для неё только хорошее? По словам Кэти, её бесило, как Сэм заглядывал внутрь неё. Что же он видел в её глазах? Ничего! Её глаза ничего не выражали и ничего не говорили. Сэм вспоминал, как в детстве случайно видел подобные глаза у преступника, которого вешали за совершение чудовищных преступлений.    
Спустя какое-то время Адам и Кэти видятся снова, когда Карл умер и завещал часть своих средств Кэти. После долгих размышлений, под влиянием своего умного и преданного слуги – китайца Ли, Адам решает дать Кэти возможность получить эти деньги, хотя он мог бы получить их сам, если бы её не информировал. Благодаря такому решению, у Адама наступает ещё более глубокое прозрение относительно Кэти. Она оказывается не в состоянии понять, на каком основании Адам проявляет к ней такую доброту, и не хочет верить в его искренность. И тогда Адам чувствует жалость к ней. Он говорит, что Кэти видит в людях, как в тех мужчинах на компрометирующих фотографиях, лишь плохое, и уверена, что в них больше ничего нет.
Далее события развиваются трагически для главных героев. Кэти, руки которой искорёжены артритом, более не в силах выносить болевые ощущения, и заканчивает жизнь самоубийством в результате передозировки морфина. Всё своё достояние она отписывает Арону – тому из близнецов, который больше похож на неё. Однако ему не суждено воспользоваться этими деньгами. Между детьми Кэти развивается драматическая история, подобная той, что в своё время была у Карла с Адамом: Кейлеб видит, что отец больше любит брата. Отыгрываясь за это на брате – ранимом мальчике, оторванном от жизни и погружённом в свои идеализированные фантазии, Кейлеб сообщает Арону правду о том, что их мать – шлюха. Не перенеся этого известия, Арон записывается в армию, соврав на призывном пункте относительно своего возраста. Для него такое решение эквивалентно суициду. Когда Адам узнаёт о гибели сына на фронте, его поражает инсульт...
Говоря в целом о жизни Кэти, полезно обратить внимание на следующие моменты:
Возможно, у кого-то из читателей может сложиться впечатление, что до заболевания артритом жизнь Кэти была вполне благополучной, если не считать досадного и опасного инцидента с мистером Эдвардсом. На самом деле, это не так. Во-первых, драматическая ситуация с мистером Эдвардсом сложилась отнюдь не случайно, а стала вполне логичным следствием предшествующих поступков Кэти. Во-вторых, в действительности Кэти очень одинока. У неё нет настоящих друзей. Она не может довериться никому, так как знает, что ей самой нельзя доверять. К тому же, поскольку она постоянно предаёт, подставляет людей, вполне естественно ожидать, что другие будут делать нечто подобное по отношению к ней хотя бы в отместку. Одна из основных проблем людей с деструктивной патологией личности – нарастание количества использованных ими жертв. Внутри которых всё сильнее тлеют обида, гнев, ненависть, жажда мести. Рано или поздно эти эмоции выливаются наружу конкретными враждебными действиями. Чтобы избежать такого воздаяния, обидчикам нельзя сидеть на месте – приходится постоянно кочевать, часто меняя работу, а то и место жительства.
Вероятно также, Кэти – отнюдь не единственный такой персонаж в мировой литературе. К сожалению, характеры многих подобных героев недостаточно детально прорисованы авторами для того, чтобы можно было с уверенностью говорить именно о патологии личности, а не просто выборе определённой модели поведения под влиянием среды. Такова, например, Элен Курагина – первая жена Пьера Безухова в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». Её «однообразно-красивая» улыбка словно скрывает внутреннюю пустоту души и безнравственность. Толстой не показывает её глаза, в которых, видимо, не отражаются чувства. Элен ничего не боится и никого не жалеет. Она любит исключительно себя, беспокоится только о своей выгоде и комфорте. Элен холодна, расчётлива, эгоистична, жестока. Она ни в чём не раскаивается, ни о чём не сожалеет. 
В заключительной части романа «К востоку от рая» есть сцена, удачно иллюстрирующая одну из центральных его идей. Когда Кейлеб приходит к Кэти в её заведение, она показывает ему свои руки, поражённые артритом, и говорит: посмотри, это было у моей двоюродной бабушки и начиналось у матери, такое будет и у тебя. Мол, если у тебя будет эпилепсия, это не от меня, а вот это – от меня. Тем самым как бы подводя его к мысли, что он может стать похожим на неё. «Послушай, мы ведь как-никак одной породы. Может, ты весь в меня. Я бы не удивилась». Но Кейлеб говорит Кэти, что он не такой, как она. Имея в виду характер человека. У него нет её бессердечности, бесчеловечности. По крайней мере, на органическом уровне. Как Кейлеб пытается объяснить матери, моё зло – это только моё зло. Мол, у меня есть выбор. Эта сцена иллюстрирует очень важный момент. Несмотря на обилие религиозных тем в романе, главная идея – вполне секулярная, пусть она и облечена в ветхозаветные одеяния. Это идея моральной свободы, выбора между добром и злом. Часть людей таковы, как Кэти. Они ничего не могут с этим поделать. И словно созданы для того, чтобы показать другим: вы можете стать такими. А можете и не стать. Вы можете посмотреть, как складывается их жизнь и решить, стоит ли вам брать с них пример. Но у вас есть выбор. 
В только что упомянутом разговоре с Кейлебом Кэти также демонстрирует очень характерную для представителей тёмной триады неблагодарность, а также её рационализацию. Чувство благодарности другому человеку она сравнивает с наручниками, как символом ограничения свободы. Более того, не веря в добрые и бескорыстные мотивы человека, который ей помогает, она сравнивает его помощь с западнёй:  
«Адам думал, что право на меня имеет. Когда меня в кровь избили, сломали руку, он меня в свой дом принес, ухаживал за мной, с ложечки кормил. Думал привязать меня к себе. И большинство, представь, поддается. Благодарные – они всегда в долгу, а это хуже наручников. Но я не такая, меня никто не удержит. Вот и решила: подожду, поправлюсь, наберусь сил, а потом поминай, как звали. Для меня западня еще не сделана. – Она помолчала. Я знала, что он замышляет, и выжидала, когда мой час пробьет».
Далее следует также очень характерный фрагмент:
– Зачем ты в него стреляла? – снова спросил Кейлеб.
– Затем, что он не хотел отпускать меня. Я ведь и убить его могла, правда? Только зачем? Мне просто надо было вырваться.
Таким образом, теперь уже не Кэти должна была испытывать благодарность Адаму за его заботу, а Адам ей за то, что она его не убила!
Другой важный урок заключается в следующем. Где бы человек ни жил, во все времена будут существовать такие люди, как Кэти. А также люди, которые не таковы по природе, но по какой-то причине решили вести себя подобным образом. И они умеют читать человека, словно книгу. Видят его психологические слабости, нереализованные желания. Выбирают наиболее уязвимых, и используют их по полной программе в своих эгоистичных, корыстных интересах. А потому стоит лучше знать себя, свои недостатки и внутренние ресурсы. Очень полезно также больше знать об упомянутых деструктивных личностях и уметь своевременно распознавать таких людей, когда они появляются в нашей жизни, прежде, чем они успеют нанести серьёзный вред. А поскольку они блестящие мастера лжи и манипуляций человеческой психикой, сделать это вовсе не так просто.  Этому следует учиться.
К сожалению, широко также распространён стереотип, в соответствии с которым женщины сами по себе лживы и склонны к манипуляциям. На самом деле, если женщина поддерживает постоянные отношения с человеком, в которых её слушают и слышат, в которых её ценят и считаются с её мнением, то такие техники влияния для неё – отнюдь не оптимальный выбор. Так как дискредитируют её позицию. Они хороши, если только человек, допустим, торгует на рынке, а завтра он уже другой павильон арендует в другом торговом центре. Или если человек живёт в условиях постоянного психологического давления, либо, не дай бог, угрозы физического насилия, тогда уже приходится выкручиваться – и неправду говорить, в ход идёт пассивная агрессия и т.д. Но в гармоничных отношениях это неуместно.
Поэтому, как уже отмечалось, разумнее во взаимодействии с окружающими руководствоваться не сомнительными универсальными принципами типа Homo homini lupus est, а учиться лучше разбираться в других людях и их мотивах, обращая больше внимания на самого человека, а не на то, что хотелось бы получить от него.
Когда роман Стейнбека вышел в свет в 1952 году, реакция критиков была неоднозначной. Особые нарекания вызывал образ Кэти. Ситуация напоминала то, что так знакомо в нашу эпоху интернет – комментаторов: «я толком не знаю, о ком идёт речь, но мнение своё выскажу, что таких людей просто не бывает!» И всё же, каждый год, многие тысячи новых читателей убеждаются: роман Джона Стейнбека, раскрывающий перед нами удивительную психологию своих героев, несомненно, застуживает прочтения. Даже несмотря на «много буков».     
Люди, подобные Кэти Эймс, есть и в нашей нынешней российской реальности. Примером тому может служить героиня историй «Красавица Леночка и другие психопаты», «Красавица Леночка: психопаты не унимаются!» и «Красавица Леночка: Обаяние зла», которые можно найти на freak .sytes. net, а также  на ряде других ресурсов в интернете. Хотя, подобно Кэти, Леночка представляет собой вымышленный персонаж, за такими героями всегда стоят реальные люди. А потому знакомство с подобными историями помогает лучше разобраться в психологии этих людей, учиться их понимать и формировать реалистичные ожидания относительно взаимодействия с ними.

Подводные камни курортного романа
fMRI, мозг
predatorymind
Отправляясь на море, кто-то опасается медуз; кое-то, собираясь в далёкие страны, даже акул, однако на практике большую опасность представляют двуногие хищники. Конечно, время от времени агрессию могу проявлять по тем или иным причинам разные люди. Однако встречаются личности, по самой своей природе склонные к хищной, инструментальной агрессии. Это в первую очередь психопаты – люди со специфической деструктивной аномалией характера. Инструментальная агрессия не провоцируется реальной или даже воображаемой угрозой со стороны жертвы, а осуществляется ради достижения эгоистической, корыстной цели по принципу «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».
Центральные черты характера психопата – импульсивность и бессердечность. Импульсивность толкает его совершать поступки необдуманно, делая неспособным осмысленно планировать своё будущее и строить жизнь в соответствии с этими намерениями. Не менее важная сторона импульсивности – склонность к скуке, постоянная потребность в новой стимуляции. По этой причине психопаты практически не способны сколько-нибудь продолжительное время трудиться на содержательной общественно-полезной работе. В результате, не будучи в состоянии обеспечивать себя сами, они вынуждены всю жизнь фактически паразитировать на других – своих близких, друзьях, сослуживцах, а также на посторонних людях посредством обмана и мошенничества. Другой определяющей особенностью психопата является бессердечность – ему совершенно не доставляют дискомфорта страдания, которые он причиняет другим людям. Не останавливаясь здесь далее на удивительной психологии этих очень обаятельных и в то же время опасных людей (подробнее о ней и о том, как их распознать, можно узнать на ресурсах, специально посвящённых их психологии: на сайте freak .sytes. net, или в сообществе «Тёмная Триада: Психология Зла» http://vk.com/club42686615 в социальной сети «В Контакте»), перейдём непосредственно к той угрозе, которую они могут представлять для отдыхающих.    
Если говорить о социальных хищниках, промышляющих в курортной зоне, главными объектами их интереса зачастую становятся одинокие женщины. Причём речь здесь пойдёт не о банальном мошенничестве с обменом валюты, торговлей сувенирами и украшениями, транспортировкой и т.д., о чём много написано в других местах. В данной заметке будет рассказано о романтических играх, более утончённых и в то же время сильно травмирующих не только финансово, но и морально.
Как это может происходить? Одинокая женщина расположилась позагорать на пляже. И тут к ней уверенной походкой приближается красавец – мужчина. «Я настолько очарован Вами, что просто не мог не подойти...». Собственно, не так важно, что именно он ей скажет, скорее *как* он сделает это. Психопаты никогда не тормозят, говорят всегда очень уверенно и складно. У них сразу же найдётся ответ на практически любой вопрос собеседника. Они умеют расположить к себе. Разговор получает развитие. Неожиданно (для будущей жертвы) выясняется, как много общего у неё с очаровательным незнакомцем (ей невдомёк, конечно же, что это всего лишь грамотно выполненная собеседником «подстройка» под неё возымела нужный психологический эффект).
На курорте у них нет общих знакомых (откуда им взяться?), поэтому женщине приходится полагаться на рассказ собеседника. Часто при этом у неё даже мысли не возникает сомневаться в словах этого очаровательного человека, который так складно говорит. Например, когда он словно отвечает на её внутренний немой вопрос «как же такой неотразимый мужчина оказался один?». И рассказывает ей трогательную историю о том, как незадолго до отпуска его оставила любимая девушка. Мол, не выдержав чисто материального соблазна, его избранница переметнулась к главе какой-то там корпорации. Или что-то в этом роде. Молодой человек очень убедительно говорит о том, как он страдал. Однако теперь всё это позади, ему нужно двигаться дальше и строить новую жизнь. Как потенциальная жертва может проверить правдивость рассказанной ей истории? Да никак! Да она и не настроена проверять, а внутренне уже исполнена решимости доказать этому очаровательному молодому человеку, что не все женщины такие, как его бывшая.
Вечером они уютно сидят рядышком и говорят обо всём, любуясь закатом. Потом ещё долго гуляют по набережной под луной, держась за руки. Он не давит на неё – она сама уже скорее хочет оказаться в его объятиях. Женщина чувствует себя, словно в сказке.
Изгнание из сказки наступает, когда очень скоро, в один прекрасный день, её изумительный возлюбленный исчезает навсегда из её жизни, прихватив практически всё ценное, что было у неё с собой – наличность, украшения и т.д.
Как такое могло произойти? Человеческая психика устроена таким образом, что влюблённые порой не наблюдают не только часов, но также многих других важных элементов реальности. Этим широко пользуются те, кто, не имея совести, в то же время обладает изумительным талантом поселить в сердце одинокого человека, не избалованного вниманием противоположного пола, эту самую влюблённость по отношению к себе. Потенциальным жертвам романтических мошенников следует помнить об этом и быть начеку, особенно когда ситуация представляется невероятно заманчивой.    
Так, если к женщине уже хорошо за 30, которая полчаса назад смотрела в зеркало с тоской во взоре (к пляжному сезону не готова!) на свой целлюлит, подходит молодой атлет и говорит: я пленён Вашей красотой... Разумеется, нельзя a priori полностью исключить, что таковы его индивидуальные предпочтения в женской внешности. Но вполне вероятно также, что у него могут быть иные, не самые благородные и бескорыстные мотивы для знакомства.
Важную роль играет также эффект нимба – у нас есть тенденция считать красивых, внешне привлекательных людей хорошими. Несомненно, правильные черты лица, его симметрия обычно указывают на более высокое качество наследственного материала, лучшее генетическое здоровье. Однако они никоим образом ничего не говорят о душевных качествах этого человека, и об этом необходимо помнить.
Особую осторожность в знакомствах следует проявлять тем, кто ранее неоднократно становился жертвой в отношениях. Как отмечалось в статье автора «Пни меня! Я жертва по жизни!» социальные хищники обладают удивительной способностью распознавать подходящих жертв, даже не вступая в разговор, по одним невербальным признакам, таким, как походка.
Также очень аккуратными стоит быть людям, которым, когда у них спрашивают «ты мне не доверяешь?» сразу становится стыдно, и они тут же пытаются «исправить» ситуацию демонстрацией безграничного доверия.   
Конечно, выше рассказан лишь один из вариантов развёртывания мошеннического знакомства. На практике схемы развития событий могут быть разными. Например, может оказаться, что женщина, приехавшая отдыхать одна, на самом деле не так уж и одна, какой бы одинокой она себя ни ощущала. Просто так уж получилось, что когда она увидела ослепительную улыбку нового знакомого, его стройное, мускулистое тело, его модный «прикид», услышала комплименты в адрес своей внешности, которых она не слышала столько лет... И в то же время не могла не вспомнить своего супруга, его жёлтые зубы и запах изо рта, его пивное брюхо, трикотажные штаны с висячими коленками, его пьяный многоэтажный мат, когда он искал свои носки, неизвестно за какое преступление поставленные им в угол... Скажем так, сравнение в плане привлекательности оказалось явно не в пользу мужа.
Особенно тяжко в такой ситуации приходится религиозным женщинам, чувствующим сильное раскаяние за свой грех. Они покорно накладывают на себя епитимию, когда, не жалея средств, покупают молчание искусителя, угрожающего устроить бедняжке паблисити и тем самым попутно торпедировать её семью.
Многие из тех, кто наблюдает ситуацию со стороны, презрительно говорят: сама виновата. Мол, неужели она не понимала, каковы были её реальные шансы встретить такого красавца мужчину, понравиться ему, да чтобы он при всём при этом ещё был свободен? Однако влюблённый разум не вычисляет вероятности, пребывая в плену эмоций и сладких грёз. Отрезвление наступает лишь потом, когда уже слишком поздно. Поэтому, собираясь в отпуск, особенно в одиночку, постарайтесь взять с собой не только то, что нужно для организации быта, но и здравый смысл.

Нарциссы распускаются на реалити-шоу
fMRI, мозг
predatorymind
Narcissus_sunglasses
Последние десятилетия получили у специалистов в области психического здоровья название «эпоха нарциссизма». Нынче стало модно, образно выражаясь, «носить большую корону на голове» и считать себя центром вселенной, рассчитывая при этом, что мир, включая всех населяющих его людей, будет вращаться вокруг тебя. Особенно ярко это проявляется в поведении и чертах характера современной молодёжи, поколения «Я».  В то же время, оказывается, есть группы людей, у которых короны на голове особенно увесистые.
Как установили Д. Пински (известный в американских масс-медиа как «доктор Дрю») и его коллеги, артисты шоу-бизнеса демонстрируют существенно повышенный уровень нарциссизма. Такой вывод был сделан на основании исследования, в ходе которого артисты заполняли опросник NPI-40. При сравнении артистов разных жанров выяснилось, что самыми «пупами земли» себя считают участники реалити-шоу (типа нашего Дома-2).
Вопросы теста, а также численные результаты упомянутого исследования, можно найти  на сайте freak .sytes. net, посвящённом психологии тёмной триады социально деструктивных аномалий личности: макиавеллизм, нарциссизм, психопатия.

Стрижка овец
fMRI, мозг
predatorymind
Папа с маленьким сыном гуляют по парку.
И вдруг видят, как кобель покрывает суку.
Мальчик спрашивает: Папа, а что они делают?
-Понимаешь, сынок,- говорит папа,- у одной

собачки болят ножки, а другая – добрая,
несёт ее. Сын задумчиво: -Папа, а почему
с добрыми всё время так поступают?


               Девушка пишет в своём дневнике о невыносимом ощущении «брошенности»: «Cтоишь на одном месте. Даже смерть тебя не берёт. Ты уже устала проситься в её объятья. Стоишь, словно одинокое, изъеденное червями дерево в поле. Никому не нужна стала. Как игрушка, которой восхищались и целовали, которая была дорога сразу всем, а потом раз – и всё. Уже не нужна никому. Они все счастливы, ушли и забыли. А ты осталась. Осталась умирать. Недолюбленная вся, издёрганная, злая». 
               Состояние одиночества не даёт ей покоя: «не могу заснуть. В голове всё перемешалось в <невообразимую> (ненормативное слово заменено) кашу. От одиночества готова выть. Зла на весь мир. Боже, за что? Даже шопинг помогать перестал... (!)» 
               Свои неприятные ощущения она связывает с тем, что «нет Того Самого на горизонте. Нет. Годы идут. Я по-прежнему одна». Более того, она не видит для себя шанса исправить эту ситуацию ввиду отсутствия достойного претендента: «Только всякая мишура под ногами... Сейчас мои убогие поклонники делятся на 2 вида: женатики, жаждущие <обалденного> (ненормативное слово заменено) приключения со мной в главной роли, либо вообще нарки (т.е. наркоманы) или неудачники.  
               Ещё более запущенная ситуация сложилась в жизни парня с красноречивым прозвищем Loser (англ. неудачник) который 8 марта 2010 года писал о себе в социальной сети «В контакте»: 
«У меня расстройство с детства. Сейчас мне уже 21 год, и моя жизнь только ухудшилась. Мне не с кем общаться. У меня нет девушки. Меня не берут на работу. Друзей у меня нет, и никогда не было. Скоро я покончу с собой».
               Нет, разумеется, эти двое не могут не дать друг другу пропасть. Даже в самых смелых мечтах парню не дотянуть до требований, предъявляемых девушкой к потенциальному избраннику. Между тем, ситуация доставляет обоим реальный дискомфорт. Она приносит им душевные страдания, которые при неблагоприятном стечении обстоятельств могут достичь масштабов клинической депрессии. Кроме того, из-за одиночества и связанных с ним переживаний каждый из них оказывается в группе риска. Но в чём же заключается опасность? С одной стороны, одиночество угрожает не только их качеству жизни и душевному благополучию, но и физическому здоровью. Хорошо известно, в частности, что одинокие мужчины не только живут хуже по ключевым показателям качества жизни, но и раньше умирают.
               Другая, значительно менее известная, но в то же время реальная опасность состоит в том, что люди, страдающие от одиночества, становятся желанным объектом охоты для людей с деструктивной патологией личности.
               Чтобы понять, как разворачивается такая охота, вернёмся снова к примеру девушки наподобие той, словами которой открывалась эта статья. Используя психологические приёмы, описанные в других статьях автора (см. «Романтические хищники: искусство обольщения», «Как эмоциональные роботы манипулируют чувствами людей», «Манипулятор как собеседник»), социальный хищник обычно без труда покоряет сердце своей жертвы. Завязываются отношения. Однако спустя непродолжительное время несправедливый и унизительный характер их становится совершенно очевидным, по крайней мере, для сторонних наблюдателей. Наконец, словно отрезав по живому, жертва находит в себе силы уйти от мучителя. Казалось бы, самое неприятное уже позади, пришло время залечивать душевные раны. Но здесь-то как раз начинается самое «интересное»...
Аналогично, одинокий парень, наподобие того, о котором шла речь выше, оказывается ещё более лёгкой добычей девушки – хищницы. Между ними, как правило, вообще нет никаких отношений, нет близости. Называя несчастного парня своим «другом», или даже «лучшим другом», эта «стерва» паразитирует на нём. Причём масштабы такого паразитизма ограничиваются не её несуществующей совестью, а размером его ресурсов. Наконец, молодой человек понимает, что между ними ничего на самом деле нет, да и быть не может, никаких реальных отношений. Осознав это, он изо всех сил пытается прекратить контакты с ней. Старается не давать ей денег, грубить. В результате, девушка действительно перестаёт общаться с ним. Казалось бы, всё? Но нет, как и в случае с девушкой – жертвой, история обычно в итоге получает продолжение.
Что же заставляет жертв снова и снова возвращаться к людям, которые обошлись и неизбежно снова обойдутся с ними подобным образом?
               Уйдя от покорившего её мучителя – манипулятора, девушка опять оказывается лицом к лицу с одиночеством. Но теперь её повышенные требования к молодым людям усугубляются параноидальным страхом снова слишком опрометчиво броситься в объятия очаровательного молодого человека. Девушка пытается тщательно проверить каждого нового претендента. Молодые люди, однако, находят такой испытующий подход к себе неприятным, и сами начинают игнорировать девушку. Соответственно, её перспективы в плане избавления от одиночества становятся ещё хуже, чем прежде.
Её также всё чаще посещают мысли, что, возможно, с тем обаятельным молодым человеком не всё было так плохо. А может, она сама виновата? Может, веди она себя иначе, если бы она ещё больше делала для него, положение можно было бы спасти?
Тем временем молодой человек – хищник уже успел сходным образом очаровать ещё как минимум одну девушку и расстаться с ней. Вспомнив, каким удобным вариантом была эта, он решает прощупать почву. Девушка не в силах скрыть свою радость. Однако, пытаясь быть непреклонной, робко говорит любимому, как плохо он вёл себя с ней, как много боли ей причинил. Молодой человек же изображает искреннее раскаяние. Говорит, что не осознавал этого тогда, но теперь всё понял. В общем, ему не приходится долго уговаривать девушку дать ему ещё один шанс. Однако, стоит ей оттаять и снова оказаться во власти своих чувств к нему, как он начинает вести себя с ней ещё более жестоко и бессердечно.
В ещё более отчаянной ситуации оказывается несчастный молодой человек, ставший жертвой манипуляторши. Конечно же, до знакомства с этой стервой у него не было девушки. Скорее всего, вообще никогда не было. Тем не менее, тогда в его жизни были люди, с которыми он мог просто пообщаться, поговорить обо всём, поделиться своими переживаниями. Однако с появлением роковой красавицы парни, видевшие то, чего не хотел замечать его влюблённый взгляд, вероятно, стали предупреждать его: «она тебе не светит. Эта дрянь просто хочет тебя развести». Сочтя, обиженно, что они либо недооценивают его, считая недостойным такой девушки, либо вообще ему завидуют, он прекращает общение с ними. А скудный и без того круг его женских контактов легко рассеивается своевременно разыгранными роковой красавицей сценами ревности. Новые же знакомства ему всегда давались очень тяжело в силу робости и неудовлетворительных социальных навыков. Сколько раз писал он девушкам на сайтах знакомств и в социальных сетях, только чтобы неизменно получить унизительную отповедь «ты недостаточно хорош для меня», заставлявшую его в итоге в отчаянии прекращать попытки. Последнее обстоятельство делает его изумительной мишенью для манипуляций со стороны патологических личностей. Как было метко и цинично подмечено М.Е. Томас (псевдоним) в её книге «Откровения социопатки: всю жизнь прячущаяся у всех на виду»: «Некоторые, быть может, подумают, что цена слишком высока. Но правда такова, что раз ты заключил сделку с дьяволом, вероятно, никто не предложил тебе более выгодные условия».
Таким образом, после прекращения контактов с манипуляторшей бедный парень оказывается в тотальной, безысходной социальной изоляции. Ему даже не с кем поговорить о своих переживаниях! В таком убитом горем состоянии он получает весточку от старой знакомой. Нет-нет, теперь она готова признать, что не собирается становиться его девушкой,- об этом даже не может быть и речи. Тем не менее,  она в принципе не против с ним пообщаться. Но вот незадача: он ей не нравится как мужчина – она всячески старается презрительно продемонстрировать ему, что он вообще не мужчина. Да и как человек он ей не особо интересен – постоянно ноет, жалуется на жизнь. Она презирает таких. Наконец, у неё и без него море желающих с ней пообщаться, а потому он должен вызвать у неё чисто материальную заинтересованность. Теперь ему приходится давать ей деньги и ценные подарки, лишь бы она с ним просто поговорила.         
Таким образом, хищники умудряются прокручивать по несколько циклов эксплуатации, превращая в итоге жизни своих жертв в руины. Наблюдая складывающуюся ситуацию со стороны, многие говорят, что жертва сама виновата, т.к. ведёт себя абсурдно, «по-мазохистски». (Последнее сравнение, впрочем, не совсем корректно, так как мазохист, по крайней мере, получает удовлетворение, когда его истязают). Но это взгляд со стороны. А если посмотреть на ту же ситуацию глазами самой жертвы?
Человек страдает от одиночества, которое находит практически невыносимым, а потому делает всё возможное, только бы его избежать. В то же время не секрет, что, строя взаимоотношения с другими, многие люди ищут в них пользу для себя. Жертва это понимает, и старается доказать свою нужность и в чисто практическом смысле понравившемуся человеку. Жертву упрекают в том, что она ведёт себя недостаточно ассертивно, не отстаивает свои интересы. Однако она может таким способом демонстрировать свою нужность, стараясь отдавать больше, чем получает. А если человек ей очень нравится, представляется особенным, незаменимым, то она сама же осознанно делает этот баланс максимально асимметричным, отдавая, отдавая, отдавая, и не прося ничего взамен. Рассчитывая на то, что другой человек тогда не будет заинтересован оставить её. Это обстоятельство целенаправленно используется социальными хищниками, очаровывающими своих жертв. Они действительно не стремятся сразу оставлять несчастных, предпочитая пользоваться их добротой и доверчивостью, пока те не исчерпают все свои ресурсы.
Ситуация значительно усугубляется низкой самооценкой у характерных жертв. (Измерить свою самооценку можно по шкале Розенберга, русский вариант которой см. на freak .sytes. net. Там же можно найти инструменты для измерения других факторов, предрасполагающих человека становиться жертвой: шкалу Ратуса для измерения ассертивности, а также шкалу одиночества, разработанную  социальными психологами из Калифорнийского ун-та в Лос-Анджелесе). Такие жертвы не верят, что они сами по себе как люди, личности, собеседники представляют какой-то интерес для окружающих. А потому, если не хотят остаться в полном одиночестве, должны угождать, прислуживать, жертвовать своими ресурсами, интересами, даже своим человеческим достоинством в пользу тех людей, которые проявили любезность до них снизойти. Манипулятор же стимулирует такое самоощущение жертвы, например, сетуя на её подверженность негативным эмоциям. Дескать, в тебе мало позитива, а потому такие нытики, как ты – энергетические вампиры, заражающие других своим отрицательным настроением. Таким образом, жертвам приходится здесь столкнуться с очень неприятным эффектом положительной обратной связи: неприятная жизненная ситуация, в которой они оказались, вызывает у них негативные эмоции, которые, в свою очередь, отталкивают людей, чем ещё больше портят им настроение и т.д.  
               Кроме того, грамотный манипулятор умеет повернуть против жертвы даже защитные механизмы её же собственной психики. Так, хорошо известный феномен состоит в том, что люди очень ценят то, за что им пришлось бороться, что досталось им с большим трудом, что потребовало от них значительной затраты ресурсов. Поэтому, помимо сильных чувств как таковых, хроническим жертвам бывает так сложно «отпустить» человека, которому они отдали столько сил и средств, на которого они пожертвовали столько неспособных к регенерации нервов.
               На втором и последующих кругах виктимизации хищники и хищницы не сдерживаются от применения агрессивных манипуляций и прочих приёмов психической атаки. Один из основных эффектов, достигаемых при этом манипулятором, состоит в демонстрации того, что жертва сама виновата в любом разладе между ними. Жертву заставляют поверить в собственную неадекватность, дестабилизируя её психику с помощью приёмов типа метода газового света (см. статью «Мрачный мир социопатов в тусклом, мерцающем свете газовых фонарей»). Ситуация усугубляется также ввиду следующего обстоятельства. Жертва пытается угодить человеку, которого безумно любит (и безумно в данном случае ключевое слово!) С этой целью она всячески старается понять, что тому нравится, а что нет. Тут, однако, выясняется, что ему нравится то одно, то другое, и предпочтения манипулятора целенаправленно носят «плавающий» характер, создавая изматывающее и вгоняющее в депрессию ощущение непредсказуемости, когда жертва часто не знает, будут ли её ругать или хвалить за то или иное действие.      
Как же человеку, оказавшемуся в столь неприятной ситуации, разорвать порочный круг эксплуатации? Пожалуй, единственный радикально эффективный способ отвадить хищника состоит в том, чтобы перестать быть жертвой по жизни. Однако это состояние жертвы у взрослого человека, как правило, уже в крови, слишком глубоко сидит в структуре его личности, а потому если он с этого начнёт, то хищник его быстрее угробит, нежели бедная овечка по капле выдавит из себя жертву.
Важно понять, что пытаться просить агрессора о чём-то по-хорошему, если для него в этом нет выгоды, и пытаться его разжалобить, совершенно бессмысленно. Единственный язык, который он хорошо понимает,- это язык силы, и из этого надо исходить.
Имеет смысл также правильно выбрать момент приложения силы. Следует учесть, что в ситуации повторяющихся циклов виктимизации, жертва обычно испытывает амбивалентное отношение к своему обидчику: то любит, то ненавидит. Это обусловлено специфической динамикой таких взаимоотношений. Когда манипулятору что-то нужно, он становится ласковым, пускает в ход всё своё обаяние и лесть. Но как только получает желаемое, жертва снова бьётся головой о ледяную глыбу его равнодушия. Тогда она с горечью осознаёт, как её использовали, и чувствует нестерпимую обиду. Эта обида сопровождается гневом, желанием мстить. Людям, испытывающим такие эмоции, часто советуют не злиться понапрасну, а «простить и отпустить» обидчика. В то же время, есть серьёзные основания считать, что это не самый разумный выход в данной ситуации, даже если бы он был реален.
               Сторонники «всепрощения» любят говорить о том, как гнев разрушает человека, приводя столь модные ныне психосоматические аргументы. Но откуда берётся гнев в данном случае?
Человек прошёл через унизительные, ужасно несправедливые взаимоотношения, в которых его попросту использовали. И теперь, если не делать радикальных шагов, ему остаётся либо смириться с тем фактом, что его просто обманули, развели и ободрали как овечку, либо позволить и дальше себя использовать таким образом. Таким образом, результат в любом случае оказывается крайне негативным. И никакие потуги в направлении «простить и отпустить» сами по себе не изменят этого баланса. Жертва снова и снова мысленно возвращается к неприятным моментам, переживая заново боль, унижение. Это для неё превращается в самую настоящую обсессию (навязчивое состояние), которой она всё сильнее растравляет свою раненную душу.
               Так стоит ли прощать человека, который сотворил с тобой такое? Простить можно человека, который не желал тебе зла. Даже если он попросту забыл учесть твои интересы по той прозаической причине, что раздолбай по жизни. Другой вопрос, стоит ли с ним после этого продолжать отношения, но он не желал тебе плохого.
И совсем другое дело, когда человек знал, как тебе будет больно, но ему просто наплевать. Более того, он фактически получил положительное подкрепление. У него получилось «развести лоха», и если такого хищника не наказать, это не только будет вдохновлять его самого, но и будет подавать дурной пример другим. Когда людей с деструктивными аномалиями личности спрашивают, почему ты так поступил с человеком, они часто хладнокровно и бесстыдно отвечают: «а что он мне сделает? Он же безобидный!»
В таких случаях не стоит стыдиться своего гнева. Гнев – важная социальная эмоция. В кооперативных отношениях, построенных на взаимном учёте социальными партнёрами интересов друг друга, он представляет собой короткий и эффективный способ показать партнёру: ты мне делаешь плохо, я не хочу так, мне это неприятно. И в результате партнёр может оперативно изменить своё поведение. В деструктивных же отношениях, где один из партнёров осознанно не хочет считаться с интересами другого, даже зная, что причиняет тому страдания, гнев полезен тем, что мотивирует пострадавшую сторону принять решительные меры для нейтрализации деструктивного поведения. Вред же может принести лишь продолжительное неконструктивное «накручивание» себя, сопровождающееся физиологическим возбуждением, словно постоянно бессмысленно готовящим индивида к схватке или бегству. Поэтому, как уже объяснялось в статье «Простить и отпустить? Нет, отомстить!» в сложившейся ситуации надо не стараться изо всех сил простить и отпустить агрессора, а наказать его, дать ему почувствовать боль, которую он причинил тебе.
Разумеется, физическое насилие неприемлемо. И вообще следует всячески избегать прямой конфронтации, т.к. силы могут оказаться и практически неизбежно окажутся неравными, причём явно не в пользу жертвы (при другой расстановке сил жертва попросту не стала бы жертвой!). Нужно действовать умнее.
Конечно же, хорошую эмоциональную разрядку может принести банальная пакость.    
Например, девушка может взять баллончик чёрной (или красной) краски, и изобразить своё видение морального облика обидчика на его автомобиле.
Парень может написать от имени некогда обожаемой девушки объявление на сайте знакомств сомнительного толка объявление наподобие «сделаю приятно мужчине за двести пятьдесят рублей», и указать её номер телефона. (Да-да, есть в интернете места, где можно поместить такое объявление без подтверждения адреса электронной почты и тем более номера телефона).
Конечно же, мозг человека устроен так, что жертвы могут получить таким образом удовольствие, сравнимое с тем, которое другие получают от секса. Но всё-таки лучше, если это будет не просто месть во имя мести, но конструктивное деяние, особенно если оно поможет другим, поставив заслон дальнейшей вредоносной деятельности патологического социального хищника.
               Эффективный барьер может быть построен на том, что в стадии завлекания манипулятор много лжёт, сообщая о себе недостоверную информацию. А у жертвы до поры до времени нет возможности выяснить, как всё обстоит на самом деле. Когда же ей начинают, наконец, открываться проблески правды, уже слишком поздно,- она безнадёжно запуталась в его сетях. Что можно этому противопоставить? Паблисити, паблисити, и ещё раз паблисити. В этом плане стоит обратить внимание на западный опыт,  где благодаря деятельности энтузиастов, в основном из числа серьёзно пострадавших, информация об особо отличившихся становится доступной в интернете для всех желающих проверить, с кем они имеют дело. Создание и обнародование, а затем поддержка такой базы данных может стать делом, которое объединит жертв деструктивных личностей. Оно также поможет им отвлечься от переживаний на тему «а может, я неправильно с ним поступила», тем самым давая возможность бесповоротно перейти на правильную сторону баррикад по отношению к тому, кто ещё недавно так ловко выдавал себя за друга и/или любимого человека. Они смогут делиться опытом противостояния агрессорам, оказывать друг другу психологическую и практическую поддержку и т.д. Конечно же, этих людей гарантированно будет объединять лишь то, что они оказались жертвами, и у них могут быть разные жизненные интересы. Однако это всё же поможет отвести непосредственную угрозу и не оставаться в беспомощном одиночестве наедине с мучителем в кризисный период.
Конечно же, даже когда конкретного обидчика удалось окончательно отшить, проблемы, которые изначально сделали человека его жертвой, остаются. И чтобы избежать возможных рецидивов уже с другими хищниками, с этим нужно что-то делать по существу. Конкретный характер проявления таких проблем у каждого свой, а потому их необходимо решать на индивидуальной основе. Возвращаясь в качестве примера к юноше и девушке, о которых шла речь выше, стоит отметить следующее.
               Если идёт дождик, то можно ругаться матом и грозить кулаком небу, а можно взять с собой зонтик, и наслаждаться радугой, свежим ароматом после грозы, переливами капель на листьях и т.д. Аналогично, можно сколько угодно сетовать на то, что настоящие мужчины вымерли как класс. Можно пообсуждать это с понимающими подругами, после чего написать об этом где-нибудь на форуме и получить в ответ шквал ответных претензий, а то и неприкрытых оскорблений. Чем, собственно, «недомужчинки» полностью подтвердят свою незавидную репутацию в сознании высказавшейся о них. Но легче ли ей от этого? А можно постараться разглядеть и культивировать в других людях хорошее, и тогда есть все  шансы, что они ответят взаимностью и будут стараться ради тебя. Пусть они не идеальны (а кто идеален?!), но при таком подходе ты сможешь получить от реальных людей практически максимум хорошего, на что они способны.
Робкий юноша может взглянуть на себя не как на неудачника, который хуже других, но как на необычного, особенного, можно сказать, неординарного человека. И искать подобных себе. Да-да, есть такие и среди девушек. И тогда ему не нужно будет пытаться выдавать себя за более «нормального» человека, тем более что у него вряд ли это всё равно получится полноценно, и он будет чувствовать себя лишь плохим подражанием. Лучше найти ту, которая примет его таким, каков он есть, со всеми его странностями. Которая оценит его неординарность, а не уровень на шкале сомнительных достижений. Пусть у неё будут свои тараканы, им будет очень сложно, зато они спасут друг друга от одиночества.
Можно также, конечно, вообще не искать девушку. Для робкого молодого человека в этом есть несомненный плюс, т.к. даёт возможность избежать унизительных негативных оценок. Хотя тому, кто стремится к полной самодостаточности, следует помнить о том, что ему придётся при этом идти против самой природы человека как социального животного. Дело в том, что для наших пещерных предков продолжительное уединение означало практически верную погибель. Поэтому сотни тысяч лет эволюции заложили в нас стремление находиться среди себе подобных. В результате, состояние социальной изоляции оказывается не только не оптимальным для нас с практической точки зрения (лишая преимуществ кооперации с другими людьми), но и доставляет серьёзный психологический дискомфорт. 
Так или иначе, фактически многие молодые люди, имеющие низкий статус в мужском сообществе и не пользующиеся успехом у девушек, пытаются сойти с дистанции в иллюзорный мир, избираемый ими в качестве альтернативы социальной самореализации. Является ли такое решение разумным, и в каком направлении лучше двигаться? Естественно, независимо от законности, наркотики – химические агенты стоит отбросить сразу как приносящие несомненный вред физическому здоровью. Компьютерные игры не приносят вреда физическому здоровью (по крайней мере, сравнимого по масштабам с химическими препаратами), и даже могут пронести много радости. Тем не менее, неизбежные столкновения человека, с головой погружённого в виртуальный мир, с миром реальным, где люди любят друг друга, растят детей и т.д., могут со временем становиться всё болезненнее. И тогда человек всё больше будет напоминать юношу с картинки – демотиватора, с горечью говорящего монстру из игры World of Warcraft: «Я отдал тебе лучшие годы своей жизни!» Кроме того, щемящее одиночество может в итоге, как описано выше, сделать этого молодого человека особенно уязвимым перед происками людей с патологией характера. В свете сказанного, лучше всё же стремиться посвящать своё свободное время содержательной деятельности, даже если она вначале не будет казаться столь же стимулирующей, как, скажем, видеоигра. Зато движение вперёд по пути внутреннего развития может сделать человека более интересным для окружающих. Сказанное созвучно современным представлениям, согласно которым стоит не пытаться всячески повышать самооценку, а заниматься тем, чтобы было за что себя высоко оценивать. И тогда, возможно, даже запущенному «неудачнику» удастся встретить родную душу.
               К сожалению, в настоящее время у нас нет возможности убеждать патологически деструктивных личностей не вести себя по отношению к другим, словно хищные звери. Однако хотелось бы надеяться, что сведения, изложенные в настоящей статье, помогут другим людям, рискующим стать жертвами, не оказаться в роли «овец».

?

Log in